АВГУСТ

« Назад

АВГУСТ  24.04.2020 21:50

АВГУСТ – по мнению современных ученых-этимологов, восходит к древнему корню, восстановленному ими как *hewg- «проявлять могущество, преумножать, увеличивать». Сразу заметим важнейшее чередование гласных: со временем характерный для восточных (семитских) языков гласный /е/ в этом древнем корне изменился на латинской почве в /а/ и /хев/ стало читаться как /ав/. В славянскую культуру и в русский язык это слово пришло из Римской империи, где прилагательное augustus /августус/ означало к началу нашей эры «могущественный, царственный» и осознавалось как производное от латинского глагола augeō /аугео/ «усиливать, увеличивать, распространять». В Римской империи титул АВГУСТ в значении ««священный», «великий» впервые присвоил себе Юлий Цезарь (27 год до н.э. – 14 год н.э.). При Диоклетиане (284 – 305) титулом АВГУСТ стали величать только единоличного правителя империи, в руках которого была сосредоточена вся полнота власти, в отличие от цезарей — младших соправителей с ограниченными полномочиями. В эпоху античности (до Рождества Христова) и в начале нашей эры политика АВГУСТОВ, то есть единоличных правителей Римской империи, заключалась в распространении своего влияния на как можно большее количество земель, народов и государств. Практически все АВГУСТЫ того времени носили также титул верховных Авгуров – председателей коллегий жрецов-гадателей, которые оказывали решающее влияние на политику империи. Коллегии Авгуров включали при разных императорах-АВГУСТАХ от 12 до 18 «специалистов». Они разделяли небо по секторам наблюдения и по полету птиц предсказывали успех или неудачу намеченных экспансий. Слова АВГУСТ и Авгур – однокоренные. В дошедших до нас представлениях древних римлян оба они родственны латинскому имени существительному avis /авис/ «птица». Современные этимологи восстановили древний корень слова avis в виде *héwis «птица». В словах АВГУСТ и Авгур, происходящих от корня *hewg- «проявлять могущество, преумножать, увеличивать», а также Авис, восходящего к корню *héwis «птица», есть единый первый корень *hew- «жить». По-моему, существует явное корневое родство между нарицательными именами АВГУСТ, авгур, авис «птица», а также именами собственными Ева (в восточных языках Хева или Хава), Евгений. Земная жизнь человеческой души, подобно птице, быстро пролетает между водами, которые над Твердью (Небом) и водами под Твердью (моря и суша Земли). Важно верно избрать направление и цель полета. В ряд родственных с АВГУСТ по первому корню слов надо еще добавить латинское слово aquila /аквила/ «орел», первый древний корень которого, *ahw-, родствен *hew- /хев/. Надо заметить, что в современных словарях и справочниках нет данных о корнесловном родстве этих слов. Есть, правда, восстановленное этимологами созвучное и близкое по смыслу протогерманское слово *ahwō /ахво/ «воды, реки». Это слово считают родственным латинскому aqua /аква/ «вода». Вероятно, словом аквила римляне изначально называли морского (водного или рыбного) орла. Связь образов женского материнского начала и водной стихии матери Земли, скрытых в корнях слова АВГУСТ, прослеживается в мифологиях и культурах очень многих народов мира. Есть она и в Библии: «Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою (в латинском тексте aquas /аквас/ «водами»)» (Книга Бытия, 1:2). Корень *hew- содержит в себе сакральный (святой и табуированный во многих религиозных культах) образ «сила женского плодородия, земной жизни». Древнееврейский глагол חַי /кхау/ или /(к)хьв/ «жить», сохранивший этот образ, лежит в основе имени חַוָּה‎ /ḥawwā/, по-гречески Εὔα /Eúa/, по-русски Ева «жизнь». Этот же образ сохранился в первой части имени Евгений, переводимого ныне как «благородный», но по сути означающего «живущий силами матери-земли». Всем известен древний языческий обычай носить в мешочке на шее горсть родной земли как оберег и источник физической силы. Это верование в могущество земной материнской силы отражено в древнегреческом мифе о могучем Антее, сыне божества водных стихий Посейдона и Геи-Земли, которого смог победить только Геракл, догадавшийся оторвать его ноги от матери-земли во время борьбы. В Священном писании имя Ева появляется после грехопадения и изгнания первых людей из Рая. Адам, который имел от Бога дар нарекать все вещи своими именами, нарек этим вторым именем свою помощницу Жену. Чтобы понять суть слова АВГУСТ, а также суть земледельческих обрядов Августа месяца, надо сначала четко уразуметь, что первое имя помощницы Адама, созданной Богом из его ребра, – еще не Ева «материнское начало смертной земной жизни», а вечная Жена «помощница» (буквально «вторая по мощи» после вечно живущего Богоподобного Мужа-Адама)». «И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену, и привел ее к человеку. И сказал человек: вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою, ибо взята от мужа [своего]» (Бытие, 2:22-23). Имя существительное Жена, этимологически родственное второму корню слова АВГУСТ (-гу-), появилось ранее, чем имя Ева, родственное первому корню этого слова (Ав-). Став Евой, Жена перестала сознавать себя помощницей, «плотью от плоти и костью от костей Адама». Между ею и мужем произошло отчуждение, и они стали стыдиться друг перед другом своей наготы. Два корня слова АВГУСТ *hew- и *gʷeyh- отделились друг от друга в именах Ева (Ав- *hew- «жизнь») и Жена (гу- от корня *gʷeyh- «земля, одухотворенная материя»). В приведенных выше строках книги Бытия скрыто объяснение причин нынешней феминизации мирового сообщества, явно насаждаемой АВГУСТЕЙШИМИ особами международной олигархии («узкого круга правящей элиты»). Там, где жена-помощница становится мощнее, сильнее и мужественнее своих мужей, вместо Воли Бога Отца, сотворившего Адама мужем, а его помощницу женой, утверждается воля АВГУСТОВ. Своей властью Августы или покупают, или силой завоевывают весь материальный мир, традиционно нарекая себя сначала АВГУРАМИ и Понтификами (верховными жрецами), а потом и живыми богами. Так было в Древнем Риме, так продолжается и в современной антихристианской культуре и политике. Смешивая имена Жены и Евы, современные редакторы Священного Писания вносят путаницу в представление современного человека о сути Женского начала, помогающего Мужу утверждать Царство Божие на Земле. Жена как имя собственное не означает отсутствие девственной чистоты тела, души и духа, а наоборот – утверждает эту чистоту: 1) «И были оба наги, Адам и жена его, и не стыдились» (Бытие, 2:25); 2) «Был также зван Иисус и ученики Его на брак. И как недоставало вина, то Матерь Иисуса говорит Ему: вина нет у них. Иисус говорит Ей: что Мне и Тебе, Жено? еще не пришел час Мой» (От Иоанна, 2:3-4). 3) «При кресте Иисуса стояли Матерь Его и сестра Матери Его, Мария Клеопова, и Мария Магдалина. Иисус, увидев Матерь и ученика тут стоящего, которого любил, говорит Матери Своей: Жено! се, сын Твой» (От Иоанна, 19:25-26). Для каждого православного христианина, исповедующего Символ Веры, очевидно, что во всех трех местах из Священного писания речь идет о Женах-девственницах. Первую из них нарек именем Жена муж Адам, а вторую – Бог Слово и Сын человеческий Иисус Христос. Неслучайно те АВГУСТЕЙШИЕ силы в мировой культуре, которые насаждают феминизацию вместо иерархии мужества и женственности, постоянно сочиняют Богомерзкие ереси о Еве и Приснодеве Богородице. Им важно перемешать женственность с блудной Содомской греховностью, а извращенную греховность Вавилонской блудницы облечь в ризы благородства, аристократизма, демократии и культуры. Ева, то есть «материнская сила смертной земной жизни», - это второе имя бывшей Жены, данное ей Адамом после грехопадения. Когда Жена стала Евой, она перестала быть Женой с прописной буквы, а стала просто женой – одной из земных грешных женщин, о которых сказано пророком Давидом: «Се́ бо, въ беззако́нiихъ зача́тъ е́смь, и во грѣсѣ́хъ роди́ мя ма́ти моя́» (Псалом 50). Сейчас сложилась традиция написания в текстах Библии имени Жена со строчной буквы и понимания его как нарицательного. Имя же Ева принято писать с прописной буквы, понимая его как собственное. Это искажает понимание сути текста книги Бытия, где оба имени являются собственными: до грехопадения одно (Жена), а после – второе (Ева). Здесь два корня, состоящие из одних и тех звуков: Жена *gʷeyh-, где gʷe - это гумус, прах, из которого исходит устремленный к Горнему миру дух (-yh). Ева *hewg- тоже заключает в себе образ духа (*hь-), полет которого устремлен к Дольнему миру и земному праху (-ewg). Получается, что изначально Жена, помощница Божьего Адама, была устремлена к Богу и к вершинам Горнего мира, а Ева, охваченная влечением к мужу Адаму, устремилась долу: к временной земной жизни ради потомства и обустройства уютного семейного очага. «Адаму же сказал: за то, что ты послушал голоса жены (γυναικός /гинэкос/, а латинском тексте uxoris /уксорис/) твоей и ел от дерева, о котором Я заповедал тебе, сказав: не ешь от него, проклята земля (γῆ /ги/ - тот же корень, что и в γυναικός /гинэкос/, в латинском тексте humus /гумус/ «прах») за тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни (в греческом ζωῆς /зоис/, в латинском vitae /витэ/ - везде корень *gʷeyh-, тот же, что в славянском гоити, гой еси)твоей; терния и волчцы произрастит она тебе; и будешь питаться полевою травою; в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься. И нарек Адам имя жене своей: Ева (в греческом тексте Ζωή /Зои/ «жизнь», в латинском Eva, в славянском Жизнь, в древнееврейском חוה /хава/ «жизнь», ибо она стала матерью всех живущих (древнееврейское חָי׃ /кхау/ - от корня *hew-, того же, что и АВ в слове АВГУСТ» (Бытие, 3:17-20). Мы вернулись к первому корню слова АВГУСТ: *hew- «сила женского плодородия, земной жизни». Ева, бывшая Жена и помощница Адама, прельстившись словами лукавого Змея, сумела подчинить себе мужа. Адам же, поддавшись своей будущей Еве, потерял мужество (Богоподобную мощь и силу противостояния Змею). Жене, помощнице (второй по мощи после Мужа Адама) даже после грехопадения хватило сил исповедать перед Богом, что она была обольщена Змеем. Адам же, оправдываясь, свалил свою вину за грехопадение даже и не на Жену, а на самого Бога Отца: «Адам сказал: жена, которую Ты мне дал, она дала мне от дерева, и я ел. И сказал Господь Бог жене: что ты это сделала? Жена сказала: змей (в еврейском изначальном тексте נחש /нахаш/, того же корня, что санскритское नाग /наг/ «змей») обольстил меня, и я ела» (Бытие, 3:12-13). Итак, какое же представление скрыто в слове АВГУСТ, судя по первому корню АВ- (*hew- «сила женского плодородия, земной жизни»? Падший Адам, оказавшийся в послушании у Евы, стал АВГУСТОМ: изгнанным из Рая хозяином и делателем Земли, зачинающим наследников, которых рождает Ева «земная временная жизнь». При помощи Евы АВГУСТОМ руководит древний Змей, воспитывающий людей плодами Древа Познания. Так уж вышло, что помощница первого Адама вечная Жена после грехопадения на время стала помощницей Змея Евой: той «шеей», которая умело крутит своим «главой» при помощи материальных благ и временных наслаждений. Кроме первого древнего корня *hew- в слове АВГУСТ, как и в АВГУР, древние римляне различали второй корень gero /геро/ — «вести себя, поступать». Авгур предугадывает по полету птиц, как должен поступить АВГУСТ. Август же ведет себя так, как подсказывает ему Ева – сила, преумножающая материальные блага и удовольствия временной земной жизни. По-моему, в близком ветвенном родстве со вторым древним корнем слов АВГУСТ и АВГУР *gʷeyh- «жить», находится корень *ḱer- «преумножать рост и расцвет материального благополучия», тот же, что и в основе имени древнеримской богини плодородия Цереры. Основанием для предположения является мнение тех ученых, которые считают древнегреческий глагол αὐξάνω /авксано/ «восхвалять, превозносить; преумножать» и санскритский उक्षति /ukṣáti/ «рассеивать, разбрасывать» родственными с АВГУСТ. Римские императоры-августы, как известно, заботились о восхвалениях в свой адрес и стремились к преумножению тех богатств, которые можно было растрачивать на развлечения. В Евангелии Христос обличает тщетное стремление заблуждающихся людей к земной славе и материальному богатству: «И об одежде что заботитесь? Посмотрите на полевые лилии, как они растут (в греческом тексте αὐξάνουσιν /авксанусин/ «преумножаются, возрастают в красоте и богатстве», латинском; в латинском тексте crescunt /крескунт/ - тот же корень *ḱer-, что и в «Церера»): ни трудятся, ни прядут; но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не одевался так, ка́к всякая из них; если же траву полевую, которая сегодня есть, а завтра будет брошена в печь, Бог так одевает, кольми паче вас, маловеры!» (От Матфея, 6:28-29). Согласно Библии, увлекшись материальными богатствами и усладами мира сего, Соломон по сути стал языческим АВГУСТОМ, более поклоняющимся Церере и иным идолам материальных благ, чем Богу истинному: «И было у него семьсот жен и триста наложниц; и развратили жены (в латинском переводе uxores /уксорес/ - от корня *hweg- «становиться телесно сильными и тучными», здесь есть тот же корень *hew-, что и в АВГУСТ)его сердце его. Во время старости Соломона жены (в латинском тексте mulieres /мулиерес/ «нежные женщины», от корня *mel- «мягкий, слабый, нежный», того же, что и в греческом глаголе ἀμαλδύνω /амалдуно/ «ослаблять, разрушать») его склонили сердце его к иным богам, и сердце его не было вполне предано Господу Богу своему, как сердце Давида, отца его. И стал Соломон служить Астарте, божеству Сидонскому, и Милхому, мерзости Аммонитской» (Третья книга Царств, 11:3-5). Астартрой именовали аккадско-шумерское женское божество сладострастия, власти и земного плодородия, близкое по характеру к римской Церере (тоже богине плодородия). Для АВГУСТОВ, падких на нежности, лесть и плотские наслаждения, закономерно угождение Евиной женственности вместо Бога. АВГУСТЕЙШЕЕ величие опасно тем, что оно оказывает феминизирующее влияние как на властителей, так и на их льстивых угодников: «Никто да не обольщает вас самовольным смиренномудрием и служением Ангелов, вторгаясь в то, чего не видел, безрассудно надмеваясь плотским своим умом и не держась главы, от которой все тело, составами и связями будучи соединяемо и скрепляемо, растет возрастом (в оригинале αὔξει τὴν αὔξησιν /авкси тин авксесин/; в латинском переводе crescit in augmentum /крескит ин аугментум/ - везде те же корни, что и в АВГУСТ) Божиим» (Апостола Павла послание Колоссянам, 2:18-19). Когда АВГУСТОМ начинают величать не Бога, и не помазанника Божьего, а избранного людьми, или самовольно захватившего абсолютную власть человека, начинается служение не только Церере, но еще худшим лукавым идолам: Либере и Либеру. В древнем Риме сначала выборные патриции-сенаторы, а затем и АВГУСТЫ-императоры из их числа, чтобы понравиться плебеям (публике) и казаться демократами, стали участвовать в массовых ночных оргиях-либералиях. Около 493 года до нашей эры в Риме возник культ Авентинской триады, известной еще как Плебейская триада, или Аграрная триада: Либера, Либер, Церера. В районе Авентинского холма было построено святилище этих трех идолов, в котором проводились «греческие» обряды-мистерии, спортивные игры и театральные представления. Либером плебеи-виноградари называли Бахуса, который был неразлучным компаньоном как Либеры-Прозерпины, так и Цереры. В честь Либера, Либеры и Цереры 17 марта отмечался праздник сбора винограда — веселые и пьяные либералии. Слово либерал, по данным ученых-этимологов, происходит от древнего корня *hlewdʰ- «расти, преумножаться». Этот корень «ветвенно» близок и к *hew- «сила женского плодородия, земной жизни», и к *ḱer- «преумножать рост и расцвет материального благополучия». Иначе говоря, либералия и АВГУСТ – это родственные слова, называющие родственные вещи. Описания Либералий говорят о том, что обряды в этот день включали в себя массовые и интимные церемонии, и человеческие жертвоприношения. Либер и Либера по происхождению и сути являются олицетворениями не гражданских свобод, а освобождения от правил и законов: противоестественной распущенности и вседозволенности. (На фото: статуя Либеры (Statue of Liberty) в Нью-Йорке, подаренная американским либералам французскими. Статуя, созданная во Франции Фредериком Бартольди и Густавом Эйфелем, была установлена к 100-летию независимости США 28 октября 1886 года). Говоря о преумножении и возрастании плодов Древа Жизни на грешной земле: истинном АВГУСТЕ, апостол Павел предупреждает христиан об опасности обольщения лукавыми либералиями: «Дабы мы не были более младенцами, колеблющимися и увлекающимися всяким ветром учения, по лукавству человеков, по хитрому искусству обольщения, но истинною любовью все возращали (в оригинале αὐξήσωμεν /авксесомен/ - родственно АВГУСТ) в Того, Который есть глава Христос, из Которого все тело, составляемое и совокупляемое посредством всяких взаимно скрепляющих связей, при действии в свою меру каждого члена, получает приращение (αὔξησιν /авксисин/) для созидания самого себя в любви. Посему я говорю и заклинаю Господом, чтобы вы более не поступали, как поступают прочие народы, по суетности ума своего, будучи помрачены в разуме, отчуждены от жизни Божией, по причине их невежества и ожесточения сердца их. Они, дойдя до бесчувствия, предались распутству так, что делают всякую нечистоту с ненасытимостью» (Апостола Павла послание к ефесянам, 4:14-19). В Евангелии приведены слова величайшего из людей Ангела пустыни Иоанна Крестителя о том, что единственным АВГУСТОМ, которому должно возрастать в сердце человека и в культуре человечества, является Господь наш Иисус Христос: «Вы сами мне свидетели в том, что я сказал: не я Христос, но я послан пред Ним. Имеющий невесту есть жених, а друг жениха, стоящий и внимающий ему, радостью радуется, слыша голос жениха. Сия-то радость моя исполнилась. Ему должно расти (αὐξάνειν /авксанин/ - того же корня и образа, что и римский АВГУСТ), а мне умаляться» (От Иоанна, 3:28 – 30). (На фото статуя Христа Искупителя, построенная в Бразилии в 1922-1931 годах в память о 100-летии независимости страны по эскизу Карлоса Освальда).

См. жених, жить, явь.