ФИТО

« Назад

ФИТО  04.08.2019 21:28

ФИТО – от двух древних корней: 1) *bʰuH- «будовать» и 2) *teḱ- «порождать, становиться иточником». Первый корень – тот же, что и в древнегреческом φυω (/фуо/) «появляться на свет, происходить»; в санскритском भव /бхава/ «возникновение, происхождение, рождение»; в латинском fuī «я был»; в русских будить, будущий, бывший. Древний славянский глагол «будовать», происходящий от первого корня, согласно словарю Даля, означает «строить», то есть не «быть-жить», а «создавать условия для будущей жизни». Все эти слова относятся к тому же корнесловному представлению, что и глагол БЫТЬ, но подразумевают, что земное бытие не течет и не развивается, а только грядет, как будущее растение в посеянном в плодородную почву зерне. Первая часть слова ФИТО несет в себе образ насажденного, но еще не произращенного из земли, или уже отсутствующего на земле растения. Современные словари не различают в слове ФИТО двух корней, просто возводя его к древнему корню со значением «быть». Такой подход чреват смешением представлений о будущем, настоящем и прошлом – путаницей в отношениях человека к бытию и небытию: жизни и смерти. Бытие – это то, что есть здесь и сейчас, а будущее или былое – то, чего сейчас здесь нет. Слова бытует, будет, было родственны по первому корню *bʰuH-, но разнородны по второму (суффиксальному, то есть дополнительному) корню. В представлениях древних индийских брахманов भव «бхава» представляет собой не быт, не земную плотскую жизнь в нашем понимании, а «бывание» - то, что вновь появляется на земле после своих исчезновений – как многолетнее растение. «Вот происхождение неба и земли, при сотворении их, в то время, когда Господь Бог создал землю и небо, и всякий полевой кустарник, которого еще не было на земле, и всякую полевую траву, которая еще не росла, ибо Господь Бог не посылал дождя на землю, и не было человека для возделывания земли, но пар поднимался с земли и орошал все лице земли. И насадил (ἐφύτευσεν /эфитевсин/) Господь Бог рай в Едеме на востоке, и поместил там человека, которого создал. И произрастил Господь Бог из земли всякое дерево, приятное на вид и хорошее для пищи, и дерево жизни посреди рая, и дерево познания добра и зла» (Бытие, 2: 4-9). Второй корень слова ФИТО *teḱ- «порождать, становиться источником» тот же, что и в русских словах теку, ток, ткать; в древнегреческих τίκτω /тикто/ «вынашивать и порждать плод», τέκνον /téknon/ «чадо, младенец», τέκτων /téktōn/ «плотник, делатель, зачинатель», τέχνη /техне/ «искусство, ремесло»; в санскритском तक्षन् /tákṣan/ «резец», तक्षक /таксака/ «плотник (буквально «тот, кто режет дерево и снимает стружку»)». «Женщина, когда рождает (τίκτῃ /тикти/ - буквально «ткет из своих кровей и служит источником»), терпит скорбь, потому что пришел час ее; но когда родит (γεννήσῃ /гиннеси/) младенца, уже не помнит скорби от радости, потому что родился человек в мир» (От Иоанна, 16:21). В Евангелии, как и в живом языке предков, нет абсолютных синонимов, происходящих от разных корней. Если слова «тикти» и «гиннеси» переводятся одним глаголом «рождает/родит», происходит умаление, точнее обмеление и частичная подмена изначального корнесловного смысла… Жена, по-гречески γυνή /генэ/, рожает γεννήσῃ /гиннеси/ (однородные однокоренные слова). а отец зачинает свое чадо подобно тому, как «Господь Бог создал землю и небо, и всякий полевой кустарник, которого еще не было на земле, и всякую полевую траву, которая еще не росла, ибо Господь Бог не посылал дождя на землю». То, что «тикти» существует в духе и подлежит воплощению, а то что «гиннеси» уже облечено в плоть, воплощено. Все мы рождены женами и сотворены из «праха земного», но все мы, как жены, так и мужья, и чада Божии, наследники Духа Жизни. Все, что растет на земле и относится к ФИТО, зачинается и проистекает от Бога, неся в себе жизненную силу Духа. «Сказали Ему в ответ: отец наш есть Авраам. Иисус сказал им: если бы вы были дети (в славянском тексте чада, а в греческом оригинале τέκνα /текна/) Авраама, то дела Авраамовы делали бы» (От Иоанна, 8:39). В совокупности корнесловные древние образы *bʰuH- «будовать» и *teḱ- «порождать, становиться источником» порождают единое живое представление о ФИТО (греческое φυτόν «растение»): «духовный сад, сотворенный и произращенный Богом от Земли для жизни Его творений». Человек, как следует из Священного писания, одновременно является и садом или полем для посева растений, и растением, и садовником. Как поле, сердце человека воспринимает зерна истины и плевелы лжи. Как садовник, разум человека следит за своим садом или полем, выращивая в нем плоды. Как растение, человеческая плоть потребляет земные блага для своего размножения и процветания. В Евангелии Христос многократно уподобляет людей в своих притчах саду или полю, насаженному или засеянному Богом: «Тогда ученики Его, приступив, сказали Ему: знаешь ли, что фарисеи, услышав слово сие, соблазнились? Он же сказал в ответ: всяк сад (φυτεία /фитейа/, который не Отец Мой Небесный насадил (ἐφύτευσεν /эфитевсин/), искоренится; оставьте их: они – слепые вожди слепых; а если слепой ведет слепого, то оба упадут в яму. Петр же, отвечая, сказал Ему: изъясни нам притчу сию. Иисус сказал: неужели и вы еще не разумеете? еще ли не понимаете, что всё, входящее в уста, проходит в чрево и извергается вон? а исходящее из уст – из сердца исходит – сие оскверняет человека, ибо из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления – это оскверняет человека; а есть неумытыми руками – не оскверняет человека» (От Матфея, 15:12-20). Какую именно притчу апостол Петр просит разъяснить в ответ на слова Христа о слепых вождях слепых? – В предыдущей, тринадцатой главе Евангелия от Матфея Христос рассказывает сразу три притчи, в которых ключевыми являются образы растительной природы (ФИТО): притчу о сеятеле, притчу добром семени и плевелах, притчу о горчичном зерне. По-моему, в 15 главе речь идет о сравнении человеческого сердца с образами второй притчи о добрых семенах и плевелах: «Другую притчу предложил Он им, говоря: Царство Небесное подобно человеку, посеявшему доброе семя на поле своем; когда же люди спали, пришел враг его и посеялмежду пшеницею плевелы и ушел; когда взошла зелень и показался плод, тогда явились и плевелы. Придя же, рабы домовладыки сказали ему: господин! не доброе ли семя сеял ты на поле твоем? откуда же на нем плевелы? Он же сказал им: враг человек сделал это. А рабы сказали ему: хочешь ли, мы пойдем, выберем их? Но он сказал: нет – чтобы, выбирая плевелы, вы не выдергали вместе с ними пшеницы, оставьте расти вместе то́ и другое до жатвы; и во время жатвы я скажу жнецам: соберите прежде плевелы и свяжите их в снопы, чтобыю сжечь их, а пшеницу уберите в житницу мою» (От Матфея, 13:24-30). Аллегорические образы человека как сада-виноградника, растения-винограда и садовника-виноградаря сошлись воедино еще в одной Евангельской притче, в которой Христос повествует и о людях, и о Своей судьбе, в том числе, как о судьбе живого Слова Божьего в сердце некоторых современных людей: «Выслушайте другую притчу: был некоторый хозяин дома, который насадил (ἐφύτευσεν /эфитевсен/ - того же корня, что и ФИТО) виноградник, обнес его оградою, выкопал в нем точило, построил башню и, отдав его виноградарям, отлучился. Когда же приблизилось время плодов, он послал своих слуг к виноградарям взять свои плоды; виноградари, схватив слуг его, иного прибили, иного убили, а иного побили камнями. Опять послал он других слуг, больше прежнего; и с ними поступили так же. Наконец, послал он к ним своего сына, говоря: постыдятся сына моего. Но виноградари, увидев сына, сказали друг другу: это наследник; пойдем, убьем его и завладеем наследством его. И, схватив его, вывели вон из виноградника и убили. Итак, когда придет хозяин виноградника, что сделает он с этими виноградарями?» (От Матфея, 21:33-40).

См.: быть, расти, течь.