ИСПОВЕДЬ

« Назад

ИСПОВЕДЬ  16.08.2019 13:33

ИСПОВЕДЬ – российские этимологи дружно утверждают, что это слово «является калькой с греческого exomologesis «покаяние, признание»). Действительно, слово ИСПОВЕДЬ – это славянорусский перевод греческого слова ἐξομολογοῦμαί /экзомологумэ/ «исповедую», а производное от него ИСПОВЕДНИК является традиционным переводом греческого ὁμολογητής /омологитис/. К примеру, почитаемый во вселенской православной церкви святой Максим Исповедник на родине в Греции носит имя Μάξιμος ὁ Ὁμολογητής /Максимос о Омологетис/ (580 -660). Можно ли закрывать глаза на то, что русские приставки из(ис)- и по- в корне отличны от греческих приставок ἐξ/экс/- «изнутри наружу» и ομο /омо/- «тот же самый»? Верно ли не обращать внимание на то, что русские слова ведение и вещание происходят от совсем не тех древних корней, что греческий логисис? - Такая духовная слепота, с одной стороны, объясняется отрывом современного мировоззрения от древних корней слов, называющих все вещи этого мира. Даже ученые греки, не говоря уже о простых носителях греческого и русского языков не видят, точнее, не обращают внимание на корнесловную связь между эксомологией-исповеданием и этимологией-восприятием истинного древнего смысла слов. Благополучное прохождение Таинства исповеди и, тем более, христианский подвиг исповедничества для многих христиан является самым трудным поприщем. Чтобы облегчить этот труд, всмотримся в древние корни сначала ИСПОВЕДИ, а затем и ЭКСОМОЛОГИИ. Ведь участие в таинстве исповеди искреннее осмысленное исповедание православного Символа веры – это заповеданный Христом путь очищения и спасения души погибающего грешного человека. Слово ИСПОВЕДЬ образовано путем сочетания трех частей: приставок из(ис)- и по- с основой ведь/весть/ведать/вещать. Каждая из этих частей имеет свои древние корни. Первая приставка ИЗ-, по данным ученых, происходит от древнего славянского корня *jьz. Славянский корень является составным и, по-моему, восходит к двум древнейшим первокорням *jь «и» (местоимение третьего лица единственного числа, современное «его») и *zъ «за», «по ту сторону, не здесь». Первый древний корень приставки ИЗ- *jь в древности проявлялся в местоимении третьего лица единственного лица И «его»: «Я́ко на мя́ уповá (надеется), и избáвлю и́ (его): покры́ю и́ (его), я́ко познá и́мя моé» (Псалом Давида 90:14). Первый корнесловный образ И «его» в слове ИСПОВЕДЬ указывает на суждение исповедующегося человека о себе как о третьем лице. Вспоминая свои поступки, исповедующийся судит о них не с точки зрения своего «Я» («Я не виноват, это они все виноваты!»), и не с точки зрения священника «Ты, Вы» (Что вы на это скажете?»), а по-Божески, с точки зрения Духа Истины: «Он» («Бог осуждает безобразный поступок этого человека»). Такое отвержение «Я» и ведение своих грехов с точки зрения Бога возможно только путем выхода из себя и перехода в состояние «не от мира сего». Эта «неотмирность» исповедника прообразуется вторым древнем корнем приставки из(ис)- славянским *zъ «за», который восходит к древнейшему первокорню *g’ho- /г'хо/ «из-за». В балтийских языках и говорах сохранился предлог, восходящий к этому первокорню: az, aiz «через». От этого же корня произшел и древнегреческий предлог ἐξ /экс/ «из», который присутствует в греческом аналоге слова ИСПОВЕДЬ ἐξομολογοῦμαί /экзомологумэ/ «исповедую». «Тогда Иерусалим и вся Иудея и вся окрестность Иорданская выходили к нему и крестились от него в Иордане, исповедуя (ἐξομολογούμενοι /эксомологумени/) грехи свои» (От Матфея, 3:5-6). На переход в состояние возвращения не только к своему прошлому, но, прежде всего, от мирщины к Богу, указывает корнесловный образ, скрытый во второй приставке слова ИСПОВЕДЬ: ПО-, той же, что и в слове ПОКАЯНИЕ. Эта приставка происходит от древнего корня *apa- /апа/ («от», «обратно»). Корнесловный образ здесь указывает на обратное направление течения духовной силы (не от молящегося к Богу, а от Бога к сердцу молящегося). Проникая в сердце и сознание исповедника, эта сила Духа Истины вызывает экстатическое состояние «не от мира сего» и делает неведомое (невидимое и незнакомое) ведомым (умозримым и узнаваемым). В этом экстатическом состоянии выхода из себя или восторга силой Духа Истины люди духовно прозревают и пророчествуют как о себе, так и о других: «Когда Елисавета услышала приветствие Марии, взыграл младенец во чреве ее; и Елисавета исполнилась (ἐπλήσθη /эплести/ - от того же корня *apa-, что и слово «полный») Святого Духа, и воскликнула громким голосом, и сказала: благословенна Ты между женами, и благословен плод чрева Твоего! И откуда это мне, что пришла Матерь Господа моего ко мне? Ибо когда голос приветствия Твоего дошел до слуха моего, взыграл младенец радостно во чреве моем. И блаженна Уверовавшая, потому что совершится сказанное Ей от Господа» (От Луки, 1:41-45). Сочетание корнесловных образов, содержащихся в приставочной части ИСПО- «он», «за», «обратно от» порождает представление об исповеднике как о человеке, временно освободившемся от уз мира сего. Такой человек пребывает не в плену слухов, модных приговоров и общественного мнения, а в Слове и Духе Истины: «А Стефан, исполненный (πλήρης /плирис/) веры и силы, совершал великие чудеса и знамения в народе. Некоторые из так называемой синагоги Либертинцев и Киринейцев и Александрийцев и некоторые из Киликии и Асии вступили в спор со Стефаном; но не могли противостоять мудрости и Духу, Которым он говорил» (Деяния апостолов, 6:8-10). Основная часть слова ИСПОВЕДЬ, по мнению западных этимологов, происходит от корня *weyd- /*w(e)i-d- «знать, видеть». К этому корню восходит и древнегреческое οἶδα /ойда/ «знать», и славянорусское вѣдѣти, и латинское videō, и санскритское वेत्ति /vetti/ «разум, созерцание, чувство», и английское wit «сообразительность, остроумие». Ведение своих грехов в таинстве ИСПОВЕДИ и покаянное вещание о них в этом же таинстве – это две стороны одного духовного делания, два направления движения духовных сил: от Бога к человеческому сердцу и совести и от сердца к Богу и людям. Началом же исповедания является ведение, которое исходит от Бога. Оно может быть воспринято открытым сердцем, и тогда человек становится исповедником, или не воспринято, и тогда человек остается духовно слепым и лишает себя покаяния: «Ибо ты говоришь: «я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды»; а не знаешь, что ты несчастен, и жалок, и нищ, и слеп, и наг. Советую тебе купить у Меня золото, огнем очищенное, чтобы тебе обогатиться, и белую одежду, чтобы одеться и чтобы не видна была срамота наготы твоей, и глазною мазью помажь глаза твои, чтобы видеть. Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю. Итак будь ревностен и покайся. Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною» (Откровение Иоанна Богослова, 3: 17-20). Греческие слова εἶδον /эйдон>идон/ и οἶδα «я знаю», которые бесспорно относят к корню *weyd-, оба образованы от глагола εἴδομαι /идомэ/ «(мне) кажется». Русские слова показал и сказал корнесловно отличаются только приставками. Их объединяет общая основа казать «делать кривым, преломлять». Мы говорим то, что нам кажется и узнаем как знакомое только то, о чем можем сказать. В таинстве ИСПОВЕДИ кроется большая опасность: исповедник может принять кажущееся за истину, а истину откровения Божьего – за то, что ему только случайно показалось. Во избежание ошибки искаженного ведения, уместно обратиться к греческому слову ὁμολογητής /омологитис/ «исповедник». Помимо основы Логоса (логики Слова Божьего) в нем присутствует приставочная часть ὁμο /омо/. Она восходит к слову ὁμός /омос/ «тот же самый». Это слово нельзя путать с ὅμοιος /омойос/ «кажущийся тем же самым, подобный». Христос всегда тот же (омос), а приходящие в последние времена лжехристы и лжепророки внешне подражают Христу и пытаются казаться людям тем, кем они не являются (омойос). В Богословии есть два термина: омоусия «единосущие» и омойоусия «подобосущие». Второй термин называет страшную ересь последователей Ария (256—336), из-за которой пролилось много христианской крови и до сих гибнет много увлеченных лжехристианством душ. ИСПОВЕДНИК – это именно омологитис, а не «омойологитис», пытающийся выдавать собственные лукавые мнения и самопрославление за истину. «Поминайте наставников ваших, которые проповедовали вам слово Божие, и, взирая на кончину их жизни, подражайте вере их. Иисус Христос вчера и сегодня и во веки Тот же. Учениями различными и чуждыми не увлекайтесь; ибо хорошо благодатью укреплять сердца, а не яствами, от которых не получили пользы занимающиеся ими» (Апостола Павла послание евреям, 13:7-9). Исповедание как омология означает неразрывную духовную связь единодушие исповедника с Богом Троицей во Христе: «Жнущий получает награду и собирает плод в жизнь вечную, так что и сеющий и жнущий вместе (ὁμοῦ/ому/) радоваться будут» (От Иоанна, 4:36). В православной христианской церкви исповедниками принято называть тех святых подвижников, которые претерпели мучения, потому что не отступились от Христа и остались вместе с Богом во время гонений, умерев, в отличие от мучеников, своей смертью. Корнесловная суть ИСПОВЕДИ как единства образов самоотвержения, духовного преображения и ведения истины заключается именно в соработничестве человека с Богом, то есть в преданном служении вечной Истине. К примеру, современный преподаватель-исповедник вполне может отдавать кесарю кесарево, а Богу Богово. Для этого надо преподавать свой учебный предмет, неотступно пребывая в Слове Божием, то есть по-Божески, на основе христианского мировоззрения. Это вполне можно делать, разумно опираясь на современные нормы, взгляды, технологии и образовательные программы: «Итак всякого, кто исповедает (ὁμολογήσει /омологеси/) Меня пред людьми, того исповедаю (ὁμολογήσω /омологисо/) и Я пред Отцем Моим Небесным» (Мф. 10:32)

См. заповедь, программа, проповедь.