ХВАЛА

« Назад

ХВАЛА  07.06.2019 11:22

ХВАЛА – имеющиеся в этимологических словарях предположения о родстве с санскритским svārás /шварас/ «звук», с древнеисландским skvala «кричать, звать» сами авторы-этимологи признают малоубедительными. Можно согласиться с предположением некоторых ученых о том, что ХВАЛА родственна слову СЛАВА, посперестановка звуков /вал/-/лав/ вполне закономерна, как историческое чередование звуков /х/-/к/ - /с/ в одном и том же древнем корне. По меньшей мере следует с уверенностью признать «ветвенное» родство слов ХВАЛА и СЛАВА как ответвлений единого «ствола» корнесловного древа, к которому относятся и СЛОВО, и СЛЫТЬ, и СЛУХ. Цель нашего корнесловного словаря заключается не в научных спорах, а в поиске тех древних корнесловных образов приближают образ мышления современного человека к вечным истинам. Поэтому логично обратиться в поисках наглядного вечного образца ХВАЛЫ к Евангельским текстам на славянорусском и древнегреческом языке (койне). В греческом оригинале Евангелия славянскому слову ХВАЛА устойчиво соответствует греческое ЕВХАРИСТИЯ: 1) «Прiя́тъ же хлѣ́бы Иису́съ и, хвалу́ возда́въ (в оригинале εὐχαριστήσας διέδωκεν /евхаристиас диедокен/), подаде́ ученико́мъ, ученицы́ же возлежа́щымъ: та́кожде и от ры́бу, ели́ко хотя́ху. И я́ко насы́тишася, глаго́ла ученико́мъ свои́мъ: собери́те избы́тки укру́хъ, да не поги́бнетъ ничто́же. Собра́ша же, и испо́лниша двана́десяте ко́шя укру́хъ от пяти́хъ хлѣ́бъ ячме́нныхъ, и́же избы́ша я́дшымъ» (От Иоанна, 6:11-13). 2) И прiе́мъ ча́шу и хвалу́ возда́въ (εὐχαριστήσας ἔδωκεν /евхаристиас едокен/), даде́ и́мъ, глаго́ля: пі́йте от нея́ вси́: сiя́ бо е́сть кро́вь моя́, но́ваго завѣ́та, я́же за мно́гiя излива́ема во оставле́нiе грѣхо́въ (От Матфея, 26:26-27). 3) Входя́щу же ему́ въ нѣ́кую ве́сь, срѣто́ша его́ де́сять прокаже́нныхъ муже́й, и́же ста́ша издале́ча: и ті́и вознесо́ша гла́съ, глаго́люще: Иису́се наста́вниче, поми́луй ны́. И ви́дѣвъ рече́ и́мъ: ше́дше покажи́теся свяще́нникомъ. И бы́сть иду́щымъ и́мъ, очи́стишася. Еди́нъ же от ни́хъ, ви́дѣвъ, я́ко исцѣлѣ́, возврати́ся, со гла́сомъ ве́лiимъ сла́вя Бо́га, и паде́ ни́цъ при ногу́ его́, хвалу́ ему́ воздая́ (πόδας αὐτοῦ εὐχαριστῶν /подас афту евхаристон/) : и то́й бѣ́ самаряни́нъ (От Луки, 17:12-16). 4) Взя́ша у́бо ка́мень, идѣ́же бѣ́ уме́рый лежя́. Иису́съ же воз­веде́ о́чи горѣ́ и рече́: о́тче, хвалу́ тебѣ́ воздаю́ (εὐχαριστῶ σοι /евхаристо су) , я́ко услы́шалъ еси́ мя́: а́зъ же вѣ́дѣхъ, я́ко всегда́ мя́ послу́шаеши: но наро́да ра́ди стоя́щаго о́крестъ рѣ́хъ, да вѣ́ру и́мутъ, я́ко ты́ мя́ посла́лъ еси́ (От Иоанна, 11:41). Во всех четырех примерах я был вынужден привести упрощенное написание именно древнеславянского текста, поскольку синодальный перевод на современный язык, сделанный в 19 веке, очень последовательно и повсеместно заменяет слово ХВАЛА на «благодарение», например, в тексте (4): «Итак отняли камень от пещеры, где лежал умерший. Иисус же возвел очи к небу и сказал: Отче! благодарю Тебя, что Ты услышал Меня. Я и знал, что Ты всегда услышишь Меня; но сказал сие для народа, здесь стоящего, чтобы поверили, что Ты послал Меня». Такая замена вряд ли уместна, поскольку «благодарение» звучит на древнегреческом койне как Εὔδωρος /Евдор/ – имя одного древнегреческого философа и одного из героев «Иллиады» Гомера, буквально означающее «благой дар». Откуда вместо древнего святоотеческого и поныне живого слова ХВАЛА в синодальном переводе ЕВХАРИСТИИ появилось «благодарение»? – Ответ кроется в английском переводе Библии, с которого и переводились тексты Евангелия синодальными обновленцами в 19 веке: Then they took away the stone from the place where the dead man was lying. And Jesus lifted up His eyes and said, «Father, I thank You /сэнк ю/ - «благодарю Тебя») that You have heard Me. Слово ЕВХАРИСТИЯ – сложное. Обычно его переводят так: εὖ «добро, благо» + χάρις «почитание, честь, уважение». Между тем, обе части восходят к гораздо более древним и глубоким образам. Первая часть «ев», переводимая ныне как «благо, добро», и по данным этимологов, восходит к древнему корню *hsu- «благо» и далее к протоиндоевропейскому первокорню*hes- «быть» - тому же, что в русском слове ЕСТЬ, в славянском ЕСЪМЬ, в латинском est; в английском is. Получается, что ЕВ, в котором ранее был звук /х/, содержит в себе первообраз всего, что ЕСТЬ – всякой вещи в ее первозданном неиспорченном виде. Потому и «благо», что в первозданном мире нет греховной порчи. Вторая часть «-харистия» является отглагольным существительным, производным от древнегреческого глагола χαίρω /khaírō/ «быть счастливым, радоваться». Ученые относят это слово к древнему корню *ǵʰer- «жаждать, страстно желать». К этому же корню возводят санскритское краткое страдательное причастие हृत /hṛtá/ «лишен (жизненно необходимого), ограблен, захвачен (в плен)». ЕВ как «возвращение в первозданное блаженное состояние» преобразует ХАРИСТИЮ-«жажду» в ЕВХАРИСТИЮ «радостное утоление жажды блаженства во Христе». Корнесловно ЕВХАРИСТИЯ представляет собой «Радость от возвращения того бытия, которого был лишен»; «Благополучное возвращение к жизни из плена смерти». Воздав хвалу Отцу Небесному, Иисус Христос получает в ответ энергию жизненного роста, которая с избытком преумножает пять ячменных хлебов в пищу для пяти тысяч человек. Воздав хвалу Отцу Небесному, Иисус воскрешает энергией жизненного роста Лазаря. Воздавая хвалу Отцу Небесному во Христе во время евхаристии, люди причащаются к той любви, которая несет в себе силу победы над смертью и возвращения к вечной жизни после самопожертвования. «Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода. Любящий душу свою погубит ее; а ненавидящий душу свою в мире сем сохранит ее в жизнь вечную. Кто Мне служит, Мне да последует; и где Я, там и слуга Мой будет. И кто Мне служит, того почтит Отец Мой. Душа Моя теперь возмутилась; и что Мне сказать? Отче! избавь Меня от часа сего! Но на сей час Я и пришел. Отче! прославь имя Твое. Тогда пришел с неба глас: и прославил и еще прославлю» (От Иоанна, 12:24-28). Прекрасно, когда люди в таинстве евхаристии воздают хвалу Богу, но страшно и горестно, когда начинается самопрославление и самовосхваление, основанное на сравнении себя с другими людьми: «Человѣ́ка два́ внидо́ста въ це́рковь помоли́тися: еди́нъ фарисе́й, а другі́й мыта́рь. Фарисе́й же ста́въ, си́це въ себѣ́ моля́шеся: Бо́же, хвалу́ тебѣ́ воздаю́ (εὐχαριστῶ σοι /евхаристо су/), я́ко нѣ́смь я́коже про́чiи человѣ́цы, хи́щницы, непра́ведницы, прелюбодѣ́е, или́ я́коже се́й мыта́рь: пощу́ся двакра́ты въ суббо́ту, десяти́ну даю́ всего́ ели́ко притяжу́. Мыта́рь же издале́ча стоя́, не хотя́ше ни о́чiю возвести́ на не́бо: но бiя́ше пе́рси своя́, глаго́ля: Бо́же, ми́лостивъ бу́ди мнѣ́ грѣ́шнику. Глаго́лю ва́мъ, я́ко сни́де се́й оправда́нъ въ до́мъ сво́й па́че о́наго: я́ко вся́къ вознося́йся смири́тся, смиря́яй же себе́ вознесе́тся» (От Луки, 18:10-14).

См. зев, слово, харизма.