ЛЕКЦИЯ

« Назад

ЛЕКЦИЯ  10.04.2018 21:23

ЛЕКЦИЯ – в современном русском языке этот термин закрепился в 18 веке, хотя однокоренной термин лексикон присутствует в русских рукописных текстах с 13 века. Оба термина пришли из греческого языка, где λεξικόν /лексикон/ «словарь, набор слов» является производным от глагола λέγω /лего/ «складываю» и, позднее, «сказываю, говорю (буквально, «складываю звуки в слова и слова в высказывания»). Древним праязыковым корнем этого слова в научной этимологии признается *leg- «подбирать, собирать». Однокоренными являются латинские слова legere «выбирать, подбирать, (позднее) говорить, читать», lex «закон»; lignum «валежник, хворост, дрова, буквально: то, что лежало и было собрано в лесу»; в санскрите к этому же корню восходит глагол लियते / liyate/ «прикладывать, тесно прижимать». Внимание толкователей этого слова традиционно сосредоточивается на образе собирания, присоединения. К примеру, словами, происходящими от *leg-, называют собрания звуков и слов, или сухих веток (lignum), или правил (lex) в единое целое – как в игре «Лего», где из подходящих кирпичиков складывают любые конструкции. Между тем, есть иная, на мой взгляд, более существенная и древняя сторона первообраза, скрытого в корне *leg- и в слове ЛЕКЦИЯ: то, что складывают, (складно построенная речь лектора) должно быть положенным, лежать рядом. Неслучайно в русском языке закон (lex) ранее называли «уложением», а сейчас - «положением»; сухой хворост – валежником (то, что валится, а потом лежит на земле), сочетание звуков – слогом (тем, что слагается воедино). Для множества родственных слов мировых языков, восходящих к первообразу «лежать» (перейти в горизонтальное положение»), ученые предлагают другой, близкий по звучанию, но отличный от *leg- древний корень *legh- «лежать, быть положенным». К этому корню восходят такие русские слова, как лежать, лгать, легкий (падкий, склонный к переходу в лежачее положение), лезть, лист (то, что лежит на земле. Отпав от дерева), лес, след. На мой взгляд, в современные этимологические словари и в современное массовое сознание внесена существенная путаница: с одной стороны, необоснованно смешиваются взаимосвязанные, но все же различные корни *leg- и *log- (слова лекция и логика современная научная этимология объявляет однокоренными, восходящими к корню*leg-). С другой стороны, необоснованно разделяются реконструкции *leg- и *legh-, которые представляют собой две «поросли» единого древнейшего первокорня *lь- «лить» с одинаковым расширителем -еg-. Причиной возникшего этимологического недоразумения является господство в науке формального подхода к выявлению древних корней. Формалисты, уделяя пристальное внимание весьма спорным и часто надуманным (как в *leg- и *legh) различиям внешних фонетических словоформ, почти полностью игнорируют внутреннюю суть и духовные причины родства или различия между словами. Не принимая во внимание учение Священного Писания и Предания о внутреннем неизреченном Слове, порождающем внешние изрекаемые слова, авторы словарей не замечают коренного различия между ЛОГИКОЙ – течением мысли во внутреннем мире, льющимся и обращающимся во внутренней речи вокруг Слова Божия, и ЛЕКЦИЕЙ – течением внешней речи, в которой мысли, облекаясь во внешние слова, существенно искажаются и осыпаются на головы слушателей подобно осеннему листопаду. В этой аллегории ЛЕКСИКА или ЛЕКСИКОН, определяемый в словарях как «словарь, набор слов», уподобляется гербарию из опавших сухих листьев, утративших связь с Древом жизни в духовном мире. Подобно внутренней логике и основанной на ней внешней лекции, следует различать близкие, ветвенно родственные, но все же находящиеся в причинно-следственной связи ложь и лесть. Ложь (*log-), к сожалению, всегда прячется: кроется во внутреннем мире и складывается во внутренних словах. Она коренится в лживых сердцах, наполненных лукавыми замыслами. От лживого сердца проистекает произносимый внешними словами смертоносный яд: внешняя льстивая речь (*leg-). Таким образом, в отличие от внутреннего потока логического мышления (богомыслия), ЛЕКЦИЯ корнесловно представляет собой складный набор внешних изречений, которые состоят из лексем – внешних слов. Эти слова осознанно произносятся лектором не в своих вечных первообразных смыслах, а в специально подобранных современных значениях. Лексические значения придаются словам не Богом, а людьми. Меняясь со временем, они всегда искажают вечные смыслы. Лектор, читая свою лекцию, обязан взирать на лица слушателей, стремиться быть услышанным, льстить этим лицам, чтобы лекция была ими принята, стала приятной, точнее, лицеприятной. О лжи и происходящей от нее льстивости внешней речи пел еще пророк Давид: «Спаси меня, Господи, ибо не стало праведного, ибо нет верных между сынами человеческими. Ложь говорит каждый своему ближнему; уста льстивы, говорят от сердца притворного» (Псалом Давида 11: 3). Иоанн Златоуст указывает на то, что удержать свои уста от ядовитой лести, исходящей от отца лжи, может только тот лектор, для которого слушатели являются братьями и сестрами во Христе, членами единого с ним тела Христова: «Ничто, решительно ничто столько не производит вражды, как ложь и обман! … Если бы, например, случился глубокий ров, а поверх его положены были на земле прутья и закрыты землей, так что глазам обманчиво представлялась бы здесь твердая земля, не воспользуется ли глаз ногою, чтобы узнать, пустое ли пространство внизу, или же место твердое, на котором можно удержаться? Солжет ли при этом нога, не откроет ли того, что есть? А если глаз увидит змия, или зверя, обманет ли он ногу? Не даст ли тотчас знать ей об этом, чтобы она, узнавши это от него, шла осторожно? Точно также, когда ни глаз, ни нога не имеют средств узнать вредного яда, но все будет зависть от обоняния, ужели обоняние солжет устам? Никак. А почему? Потому что в таком случае оно погубит и себя. Напротив, как ему обонянию представится, так оно и говорит. А язык разве обманывает желудок? Не выбрасывает ли он того, что находит противным, и не глотает ли приятного? Вот каков взаимный обмен услуг между членами тела. Замечай же, как верно, и при том, так сказать, чистосердечно производится это взаимное предостережение. Так и мы не будем лгать, если мы члены одного тела. Это будет знаком нашего дружества, а противное этому – вражды. Но как же быть, говорят, когда-такой-то строит против меня ковы? Познавай истину: если он строит тебе ковы, то он уже не член тела». Учение о том, каким должно быть основание всех лекций, преподает в своем Евангельском послании апостол Павел: «дабы мы не были более младенцами, колеблющимися и увлекающимися всяким ветром учения, по лукавству человеков, по хитрому искусству обольщения, но истинною любовью все возращали в Того, Который есть глава Христос, из Которого все тело, составляемое и совокупляемое посредством всяких взаимно скрепляющих связей, при действии в свою меру каждого члена, получает приращение для созидания самого себя в любви. Посему я говорю и заклинаю Господом, чтобы вы более не поступали, как поступают прочие народы, по суетности ума своего, будучи помрачены в разуме, отчуждены от жизни Божией, по причине их невежества и ожесточения сердца их. Они, дойдя до бесчувствия, предались распутству так, что делают всякую нечистоту с ненасытимостью. Но вы не так познали Христа; потому что вы слышали о Нем и в Нем научились, – так как истина во Иисусе, – отложить прежний образ жизни ветхого человека, истлевающего в обольстительных похотях, а обновиться духом ума вашего и облечься в нового человека, созданного по Богу, в праведности и святости истины. Посему, отвергнув ложь, говорите истину каждый ближнему своему, потому что мы члены друг другу» (Апостола Павла послание к ефесянам, 4:14-25).

См. лгать, логика, слово.



Ваши отклики, вопросы


Откликов пока нет

Добавить отклик *Имя:


E-mail:


*Отклик:


*Я согласен(на) на обработку моих персональных данных:
Подробнее