НЕМЕЦ

« Назад

НЕМЕЦ  04.08.2019 22:38

НЕМЕЦ – от древнего первокорня *hneh- «называть», производным от которого стал индоевропейский корень *nem- «брать, распределять». От корня *nem- по данным ученых-этимологов произошло древнегреческое слово νόμος /номос/ «закон». Тот, кто называет вещи своими именами, устанавливает в вещественном мире свои законы, определяет предназначение и избирает будущую судьбу всего названного. «Назвался груздем, полезай в кузов». Суффикс «-ец» придает этому слову значение «активный делатель, воздействующий». Получается, что НЕМЕЦ – это человек, который по-своему называет вещи, «берет и распределяет» их, устанавливает в вещественном мире свои обычаи, нормы и законы. Корень *hneh-/*nem- присутствует в древнегреческих словах Немезида (богиня возмездия за нарушения принятых обычаев и законов), νόμος /номос/ «закон», ном «установленный администрацией земельный надел». Наиболее близким по внутренней образности к НЕМЕЦ является древнегреческое νομοθέτης /номофетис/ «законодатель». По-моему, немцем ранее на Руси называли не каждого чужеземца, а только того, который противопоставляет Закону Божьему (по-гречески Ο νόμος του Θεού /о номос ту Теу/) свои обычаи, законы и суждения. Любой человек, который называет и распределяет вещи не по-Божески, а по-своему, ведет себя как немец-законодатель: «Смиритесь (απεινώθητε /апиносэти/ - от корня*hneh-/*nem-, буквально «соответствуйте своему названию, имени») пред Господом, и вознесет вас. Не злословьте друг друга, братия: кто злословит брата или судит (греческое κρίνων /кринон/, состоящее из двух древних корней: *kreh- «делить» и *hneh- «называть». В сочетании этих корней рождается значение «судить, рассуждать») брата своего, тот злословит закон (νόμου /номон/) и судит закон (κρίνει νόμον /крини номон/); а если ты судишь закон (νόμον κρίνεις /номон кринис/), то ты не исполнитель закона (νόμου /ному/), но судья (κριτής /критес/ - по-русски «критик»). Един Законодатель (νομοθέτης /номотитэс/) и Судия, могущий спасти и погубить; а ты кто, который судишь (κρίνων /кринон/ другого?» (Послание апостола Иакова, 4:10-13). Итак, противопоставление «свои» - «немцы» (чужие) по сути означает «рассуждающие согласно Закону Божьему» - «критики Закона, по-своему рассуждающие законодатели нового миропорядка». Может быть, неслучайно отцами-законодателями мод в современной философии являются именно немецкие философы, породившие кантианство, гегельянство, ницшеанство, марксизм, неопозитивизм и еще множество подобных направлений воинствующего критического мышления. В латинском языке есть однокоренные с НЕМЕЦ слова номер, номинация «именование», номад «кочевник, берущий и чужие земли, и скот». Русский глагол ИМАТИ «брать» тоже восходит к корню *hneh-/*nem-, как и его производное ИМЯ (буквально «избрание названия (призвания), определяющего будущую судьбу»). Официальная научная этимология вслед за немецким лингвистом Максом Фасмером (1886-1962), составителем наиболее авторитетного этимологического словаря русского языка, утверждает, что корень и корнесловный образ здесь иной – тот же, что в слове немой: «говорящий неразборчиво и непонятно> немой> НЕМЕЦ». Эта этимология основана на свойственной народному просторечию подмене истинного корнесловного смысла ложным на основе созвучия: «немой» и «немец» созвучны, значит все немцы – это немые, а все немые - это немцы (?..). Такое объяснение нелепо хотя бы потому, что в средневековых русских летописях немцами называют поляков, которые до сих пор говорят на вполне понятном русскому человеку славянском языке. В частности, немцем летописцы назвали Николая Коперника (1473-1543). Гораздо менее понятно говорящих единоверцев-греков русские летописи немцами не называют. Дело явно не в степени родства и легкости восприятия языков, а в разной духовности, вере, культуре. Тем не менее, обосновывая свою возникшую в начале 20 века «научную» этимологию слова НЕМЕЦ, ученые-этимологи даже привлекли в своих сугубо академических статьях шутливую цитату из художественной прозы Н.В. Гоголя: «Немцем называют у нас всякого, кто только из чужой земли, хоть будь он француз, или цесарец, или швед — все немец. Н. В. Гоголь, «Ночь перед Рождеством» // «Вечера на хуторе близ Диканьки», 1832 г.». Казалось бы, сам Гоголь свидетельствует в пользу «научной» версии о том, что НЕМЦЫ – это все иностранцы, говорящие непонятно-«немо» - даже цесарцы, то есть подданные римского кесаря, среди которых были и греки. Все же это не так: во времена Гоголя цесарцами звали только подданных Священной Римской империи германской нации (немцев и австрийцев). Согласно письменным источникам, войска, подчинённые германскому императору, именовались на Руси «цесарцами» уже в 1698 году. Чтобы наверняка оторвать слово НЕМЕЦ от его истинных корней *hneh-/ *nem-, словарь Фасмера, а вслед за ним и большинство современных этимологических словарей русского языка публикуют весьма голословные и сомнительные утверждения типа: «Ошибочна также гипотеза о первонач. знач. «кочевник» и родстве с греч. νέμω «пасусь», νομή «пастбище», νομάς «кочевник», νέμος «лес», лат. nemus, -oris «роща», вопреки Ильинскому (ИОРЯС 24, 1, 148 и сл.)» (Цитата из словаря Фасмера в современных редакциях). – Почему ошибочна, и почему притянутый «за уши» звукоподражательный глагол мямлить (корень *mem-) кажется авторам этой официальной «научной» этимологии более близким к слову НЕМЕЦ, чем все слова, происходящие от древнего корня *nem-? – Даже фонетических обоснований такого суждения в этих словарях нет. По-моему, слова νέμω «пасусь», νομή «пастбище», νομάς «кочевник», νέμος «лес», латинское nemus «роща» действительно происходят от того же корня *hneh-/*nem- «называть, делить, брать», что и НЕМЕЦ. Корнесловно немец – это кочевник-варвар, который по праву сильного называет своими, берет и перераспределяет чужие пастбища, леса и рощи. Сами немцы как народ (нация) никогда так себя не называли и не называют. Их самоназвания это «дойче» (в древневерхненемецком языке diutisc - в буквальном переводе «принадлежащий к своему народу»), «алеманны» (древнегерманский союз племен, в который вошли германские племена свевов, маркоманов и ютунгов), или «германцы» (вероятно, от латинского germanus «родной, единокровный», хотя есть и другие убедительные версии). При всей любви к людям, которых мы называем немцами, к немецкой философии, литературе и традиционной культуре, нельзя закрывать глаза на нарастающее в современном мире противостояние русского православного христианского мировоззрения и основанного на немецком протестантизме неопозитивизма, атеизма и воинствующего материализма. Быть немцем по отношению к своему Отечеству – значит переименовывать названные православными предками вещи на чужой манер; рассуждать, руководствуясь не отеческой и братской любовью, а абстрактными философскими категорями и концепциями. В отличие от немецкой законотворческой философии традиционное русское православие исповедует послушное исполнение Закона Христа: «И один из них, законник (νομικὸς /номикос/, корнесловно НЕМЕЦ), искушая Его, спросил, говоря: Учитель! какая наибольшая заповедь в законе (νόμῳ/номо/)? Иисус сказал ему: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон (νόμος /номос/) и пророки» (От Матфея, 22:35-39).

См. закон, заповедь, номинировать.