НЕНАВИСТЬ

« Назад

НЕНАВИСТЬ  02.12.2019 19:26

НЕНАВИСТЬ – слово с мощнейшей отрицательной эмоциональной окраской, мешающей верно воспринимать его суть. Корнесловный образ НЕНАВИСТИ восходит к трем современным словам: служебные приставки (предлоги) НЕ, НА и основа ВИДЕТЬ. В говорах русского языка и в некоторых славянских языках еще сохраняется слово НАВИДЕТЬ: «Навидеться с кем, свидеться, повидаться (псковское). Навида, навиды правильнее: наведы (псковское, тверское) - «посещенье родильницы, не ранее четвертого дня, с гостинцами». || Навиды (псковское) «осмотр товара до покупки»; иногда говорят и о смотринах, глядинах невесты. Навидячий (пермское) «явный, очевидный, неспорный». Навидках, навидях – «на виду, в виду, на глазах, воочью»: «Навидках украл. Навидях пропала» (текст взят из Словаря живого великорусского языка Владимира Даля (1801-1872). В сербохорватском языке есть словосочетание нАвидети се - «жить согласно, в дружбе»; в польском сохранилось устаревшее nawidziec’ «охотно видеться, навещать». У нас в русском языке также еще сохраняется этимологически однокоренное НАВЕДАТЬСЯ (к кому-либо), НАВЕЩАТЬ (кого-либо). Казалось бы, все просто: ненавидеть буквально означает «не хотеть, или не мочь видеть на (этом свете?; своем пути?)». Такое современное осмысление является обманчивым. Чтобы выявить настоящий корнесловный образ НЕНАВИСТИ, надо вначале обратиться к двум древним этимологически однокоренным сложным славянским словам, в которых НА- является не приставкой, а равноправным с ВЕДАТЬ/ВИДЕТЬ основным корнем: НАВЬ и НАВКА. Начнем с НАВИ, то есть с мира ушедших под землю душ земных предков, название которого происходит от двух древних корней: 1) *neḱ- «сгинуть с этого света, исчезнуть», того же, что и в санскритском नश्यति /naśyati/ «исчезнуть, сгинуть»; 2) *weyd- «ведать, видеть», того же, что в древнегреческом εἶδον /eîdon/ «видеть, воспринимать органами чувств». Сочетание корнесловных образов порождает представление о НАВИ как о месте, в которое попадают исчезнувшие из поля зрения погибшие души умерших некрещеными людей – НАВКИ, или, в мифологии иных народов, НАЯДЫ и НИМФЫ. «Повесть временных лет» называет обитающие под землей души умерших без покаяния людей «навьи люди». Древние славяне еще до Рождества Христова наглядно представляли себе троическое устройство надземного, земного и подземного мира в виде дерева с корнями, скрытыми в НАВИ: 

ненависть

Если древнеславянский глагол навидеть(ся)/наведать(ся) является однокоренным с НАВЬЮ, то производное слово *НАВИСТЬ корнесловно означает «общение с душами сгинувших предков, обитающих в подземном мире», то есть способность общаться с силами тьмы, характерную для вещих жрецов языческого мира: ведьм и волхвов. Соответственно, НЕНАВИСТЬ корнесловно означает «неведение нави, отказ от общения с душами умерших предков, обитающими в нави». Ненависть буквально представляет собой состояние душевного отвращения живого человека от языческих откровений ведьм и волхвов, или состояние души как НЕВЕСТЫ «неведомой кровным предкам жениха и непричастной к земным корням его рода». Важно еще отметить, что в южнославянской мифологии слово НАВКА, «русалка, неупокоенная душа погибшей девушки, обитающая под водой или скрытая в земле без погребения», имеет фонетический вариант МАВКА. Звуки /н/ и /м/ исторически чередуются, поскольку они имеют общее происхождение от древнейших носовых звуков. Ученые-этимологи признают, что «навка» и «мавка» – это одно слово, но уверенных суждений о его древних корнях не высказывают. Среди предположений современных этимологов, связанных с НАВЬЮ и НЕНАВИСТЬЮ, представляет интерес воссозданный ими древний корень *mēwdʰ- «сострадать, быть эмоционально зависимым». К этому корню этимологи возводят латинское слово maereō «горе, тоска» и древнегреческое μῖσος /mîsos/ «НЕНАВИСТЬ». Память о том, что НЕНАВИСТЬ есть сильная (смертная) эмоциональная зависимость человека от его уходящих под землю родовых корней (достаточно вспомнить распространенный во многих народах языческий обычай кровной мести за убитых родственников), позволяет верно понять слова Христа в Евангелии: «Если кто приходит ко Мне и не возненавидит (в греческом оригинале καὶ οὐ μισεῖ /кэ у мисэ /означает «и не отрешится от эмоциональной зависимости от» - от древнего корня *mēwdʰ- «сострадать, быть эмоционально зависимым») отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником; и кто не несет креста своего и идёт за Мною, не может быть Моим учеником. Ибо кто из вас, желая построить башню, не сядет прежде и не вычислит издержек, имеет ли он, что нужно для совершения ее, дабы, когда положит основание и не возможет совершить, все видящие не стали смеяться над ним, говоря: этот человек начал строить и не мог окончить? Или какой царь, идя на войну против другого царя, не сядет и не посоветуется прежде, силен ли он с десятью тысячами противостать идущему на него с двадцатью тысячами? Иначе, пока тот еще далеко, он пошлет к нему посольство просить о мире. Так всякий из вас, кто не отрешится от всего, что имеет, не может быть Моим учеником. Соль – добрая вещь; но если соль потеряет силу, чем исправить ее? ни в землю, ни в навоз не годится; вон выбрасывают ее. Кто имеет уши слышать, да слышит!» (От Луки, 14:26-35). «От любви до ненависти один шаг» - это приписываемое Аристотелю крылатое выражение точно подчеркивает суть НЕНАВИСТИ как сильной эмоциональной зависимости, которая овладевает душой человека. Избавиться от ненависти (οὐ μισεῖ) значит стать душевно свободным, вновь овладеть собой, взять себя в руки и получить возможность вести себя по-человечески. В вышеприведенном месте из Евангелия слово Христа οὐ μισεῖ /у мисэ/, буквально означает не «не возненавидит» (ошибочный это перевод! Нет тут никакой приставки воз-), а «не зависит эмоционально от отца, матери, жены, детей, братьев, сестер, самой жизни своей». Иначе, если бы эта сильнейшая эмоциональная страсть, которая находится в шаге от всепобеждающей любви, продолжала владеть сердцем ученика, то как бы он оторвался от своих земных и родовых корней, чтобы взять свой крест и пойти вслед за Христом? Ненависть лишает нас права называться «Солью земли» - христианами, поскольку она делает соль несоленой, то есть неспособной противостоять гниению и разложению души, холодному окаменению разрываемого страстями сердца. В Евангелии Господь учит избавляться от НЕНАВИСТИ (οὐ μισεῖ /у мисэ/ «не ненавидеть»), то есть освобождаться от той сильной страсти и эмоциональной зависимости, которая препятствует любви Христовой, хотя иногда и кажется нам любовью к родным, близким и к этой жизни. Например: «Ненавидящий (μισῶν /мисон/) Меня ненавидит (μισεῖ /мисэ/)и Отца Моего. Если бы Я не сотворил между ними дел, каких никто другой не делал, то не имели бы греха; а теперь и видели, и возненавидели (μεμισήκασιν /мемисеказин/) и Меня и Отца Моего. Но да сбудется слово, написанное в законе их: возненавидели (ἐμίσησάν /эмисесан/) Меня напрасно» (От Иоанна, 15:23-25). Означает ли НЕНАВИСТЬ тех иудеев, которые возненавидели Его, что проповедь и служение Христа были для них напрасными? – Нет, потому что, пробудив в сердцах этих законников сильнейшее чувство по отношению к Себе, Христос установил с ними прочную эмоциональную связь, раскрыл их истинное отношение к Богу Отцу, кажущееся им любовью, которое есть рабский страх наказания и ненависть к грозному Отцу и Господу. Когда человек неравнодушен, сила его чувства может по милости Божией быть обращена в противоположном направлении: из ненависти в любовь. Так произошло со страстным ненавистником Христа и христиан иудейским юношей Савлом, которого Господь обратил из гонителя в христианского подвижника и проповедника. В вышепреведенном стихе Евангелия перевод «возненавидели» верен, поскольку в оригинальном тексте тоже есть сходные по смыслу приставки к глаголу μισεῖ: μεμισήκασιν /мемисеказин/, μίσησάν /эмисесан/). Подобным образом с приставкой воз- верно переведен и приставочный глагол μίσησεν /эмисисен/ в стихе о свойственной мирщине ненависти к независимым от мирских дел и чувств христианским отшельникам и монахам: «Я уже не в мире, но они в мире, а Я к Тебе иду. Отче Святый! соблюди их во имя Твое, тех, которых Ты Мне дал, чтобы они были едино, как и Мы. Когда Я был с ними в мире, Я соблюдал их во имя Твое; тех, которых Ты дал Мне, Я сохранил, и никто из них не погиб, кроме сына погибели, да сбудется Писание. Ныне же к Тебе иду, и сие говорю в мире, чтобы они имели в себе радость Мою совершенную. Я передал им слово Твое; и мир возненавидел (μίσησεν /эмисисен/) их, потому что они не от мира, как и Я не от мира» (От Иоанна, 17:11-14).

См. видеть, любовь, семья