НРАВ

« Назад

НРАВ  23.01.2018 21:06

НРАВ – происходит от основного древнего корня *ner/nor- «человек, муж» и дополнительного (суффиксального) корня *vъ- «вязать, вить». Этимологически однокоренными и родственными нраву-норову являются латинское nervosus /нервозус/ «сильный, способный к сопротивлению»; древнегреческое ανηρ /анер/ «человек, воин»; санскритское नर /nara/ «мужчина, человек», осетинское нарт «богатырь». Корнесловно, нрав, или, в древнерусском варианте полногласного произношения, норов, представляет собой внутреннюю духовную силу владения собой, способность сдерживаться, обуздывать свои желания; управлять своими эмоциями, чувствами и душевными порывами. В русском языке нет фамилии «Злонравов». Есть только Добронравов, но есть слово злонравие. Добрый или благой нрав, в древних представлениях предков, – естественное качество души, свойственное каждому человеку от природы. Злонравие же является болезненным состоянием души, отклонением, утратой человечности, унижением человеческого достоинства. В народных представлениях человек, заболевший злонравием, становится оборотнем, то есть уподобляется хищному и опасному зверю, движимому инстинктом убийства жертвы, а безнравственный человек, не владеющий собой в должной мере, уподобляется добыче хищных зверей - скоту, движимому инстинктом ненасытного удовлетворения своих плотских потребностей. К примеру, братец Иванушка из народной сказки становится козленком и попадает в лапы бабы Яги не потому, что у него злой нрав, а по причине детской слабости своего неокрепшего нрава: не смог сдержаться, потерпеть и не напиться из козлиного копытца. Та же беда, связанная с отсутствием твердого нрава и способности сдерживать себя, произошла и с другим сказочным героем, петушком-золотым гребешком. Несмотря на строгие предупреждения старшего друга котофея, он трижды попадался на одну и ту же лукавую уловку лисы: «Выгляни в окошко – дам тебе горошку». Жестокий человек в Библии Ветхого Завета определяется как зверонравный: «Имя же человѣ́ку Навáлъ и и́мя женѣ́ егó Авигéа: и женá егó благá смы́сломъ и добрá взóромъ зѣлó, мýжъ же ея́ человѣ́къ жéстокъ и лукáвъ въ начинáнiихъ и человѣ́къ звѣронрáвенъ» (Первая книга Царств, 25:3). В первой трети 18 века в русском языке появились новые образования от слова от слова НРАВ: НРАВСТВЕННЫЙ и НРАВСТВЕННОСТЬ. Эти новые слова образованы при помощи дополнительных корней – суффиксов -ств, -енн, -ость. Каждый из этих суффиксов имеет свое значение, дополняющее и изменяющее древнее значение слова НРАВ. Суффикс –ств означает «новое состояние вещи, отвлеченное от ее делателя»: нравство – это, буквально, новое состояние нрава, действующее на человека помимо его сознания и воли. Суффикс –ен/енн означает «подверженность действию»: нравствен тот человек, который подчиняет свою волю и управляется не своим нравом, а царящим в его окружении нравством. Суффикс –ость означает «отвлеченный признак или состояние». Он усиливает разрыв между нравом – внутренней духовной силой и способностью человека владеть собой – и нравством – царящим в окружении человека набором норм, правил поведения, обычаев и приличий. Наряду с распространением в обществе этих новых слов и новых представлений о нравственности к началу 19 века в обиходе укоренился устойчивый речевой оборот «мне нравится». Такой оборот речи состоит из местоимения в дательном падеже (кто дает мне силу своего нрава?) и возвратного глагола с частицей –ся «себя» (кто скрывает себя?). Ученые-лингвисты называют сочетания типа «мне кажется», «мне хочется», или «мне нравится» неопределенно-личными предложениями. Такое предложение делается человеку («мне») неизвестным лицом – той духовной силой, которая скрывает себя, прячется, делает вид что ее нет; что «ты сам так хотел». В народной культуре такую духовную силу, норовящую незаметно хитростью овладеть человеческой душой и подчинить ее себе, называют нечистой. Иными словами, духовные устремления и поступки благонравного человека бывают направлены на добро – на то, что ему надобно, надо делать во славу и во имя Божие. То, что нам нравится, часто бывает совсем ненужным и не угодным Богу. То, что им нравится, люди обычно делают не по-Божески, а по «щучьему веленью, по моему хотению». Устремления и поступки, которые нам нравятся (навязываются кем-либо), или диктуются общественными нормами нравственности, часто входят в противоречие с Божьей Волей и доброй совестью. Подмена личного доброго нрава и благонравия безликой нравственностью грозит падением нравов, утратой мужества и унижением человеческого достоинства: зверонравием и скотством. В Новом Завете апостол Павел наставляет своих учеников в благонравии, предупреждая их об опасности безнравственного угождения своим похотям: «Брак у всех да будет честен и ложе непорочно; блудников же и прелюбодеев судит Бог. Имейте нрав не сребролюбивый, довольствуясь тем, что есть. Ибо Сам сказал: не оставлю тебя и не покину тебя» (Апостола Павла послание евреям, 13:3-5).

См. муж, надо, хотеть.