ПРОГРАММА

« Назад

ПРОГРАММА  11.08.2019 22:53

ПРОГРАММА - от двух древних корней:*pr̥h-/*preh- «начальный, первичный» и *gerbʰ «вырезать, проникать внутрь резанием». В сочетании два прообраза порождают корнесловное представление о ПРОГРАММЕ как о предшествующем развитию живого организма жребии – о посеянном в распаханную почву зерне, из сердцевины которого направляется развитие и рост будущего растения. Первый корень *pr̥h-/*preh- «начальный, первичный» действительно первичен для мировых языков и поэтому чрезвычайно мощен и плодоносен. В русском языке к нему непосредственно происходят такие слова, как первый, прах/порох, перст; приставки про- (как в пророк, проникать), пра- (как в пращур, праотец), пре- (как в преображение, преодоление), пере- (как в переход). В древнегреческом языке от этого корня произошли такие слова, как πρό /про/ «ранее, в начале», πρῶτος /протос/ «первый, начальный», Πρωτεύς /Протей/ «морское божество, прорицатель». О Протее следует сказать особо. Этот мифический отпрыск Посейдона особо ценился среди античных героев, поскольку обладал способностью преображаться в любые формы жизни, включая воду и огонь. Преобразившись, он мог проникать в иные миры и времена. Эта способность позволяла ему быть величайшим прорицателем, знающим все тайны. Образ Протея олицетворяет корнесловную суть приставки ПРО- в слове ПРОГРАММА. Зарождение и развитие жизни начинается с «про»: проникновения внутрь природных вод животворящего Духа. Особого внимания при осмыслении приставки ПРО- в слове ПРОГРАММА заслуживает древняя мифология Индии. В санскрите среди множества слов, восходящих к корню *pr̥h-/*preh- «начальный, первичный», есть два имени мифических существ: Пуруша पुरुष /puruṣa/ «человек, мужчина, дух» и его женская ипостась Пракрити प्रकृति /prakṛti/ «природа, материя». Этимологи возводят оба этих слова к единому первокорню *pr̥h-, ссылаясь на имя прилагательное पूर्व /pūrva/ - то же, что и русское ПЕРВЫЙ. Согласно мифу о Пуруше, из частей духовного тела которого произошли все формы жизни, этот неподвижный дух, мужское «чистое проникающее созерцание», имел одну слабость. Он был склонен, созерцая, ошибочно отождествлять себя с возлюбленной им Пракрити – подвижным изменчивым женским началом материальной жизни – с природой. Иными словами, санскритский ведический миф указывает на двойственность корня *pr̥h-/*preh-, в котором есть образы мужского созерцающего познающего и женского созерцаемого и познаваемого начала. Если во взаимодействии мужского и женского первоначал по вине мужского начала (ошибочно созерцающего Пуруши) происходит путаница, ПРОГРАММА дает сбой и приводит к разрушению жизни. О том же сбое во вселенской программе земной жизни человечества повествует и Библия: «И увидела жена, что дерево хорошо для пищи, и что оно приятно для глаз и вожделенно, потому что дает знание; и взяла плодов его и ела; и дала также мужу своему, и он ел. И открылись глаза у них обоих, и узнали они, что наги, и сшили смоковные листья, и сделали себе опоясания. И услышали голос Господа Бога, ходящего в раю во время прохлады дня; и скрылся Адам и жена его от лица Господа Бога между деревьями рая. И воззвал Господь Бог к Адаму и сказал ему: [Адам,] где ты? Он сказал: голос Твой я услышал в раю, и убоялся, потому что я наг, и скрылся. И сказал [Бог]: кто сказал тебе, что ты наг? не ел ли ты от дерева, с которого Я запретил тебе есть? Адам сказал: жена, которую Ты мне дал, она дала мне от дерева, и я ел» (Бытие,3:6-12). Подчинив свою волю не Богу, а своей «плоти от плоти» жене, первочеловек Адам оправдывается, не признавая свою вину. Вместо личного покаяния, он обвиняет не себя, а свою жену и, заодно, Бога, который ее ему дал. Последствия нераскаянного само отождествления воли мужа с волей жены стали роковыми для всех форм земной жизни: «Адаму же сказал: за то, что ты послушал голоса жены твоей и ел от дерева, о котором Я заповедал тебе, сказав: не ешь от него, проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей; терния и волчцы произрастит она тебе; и будешь питаться полевою травою; в поте лица (в греческом тексте προσώπου /просопу/ - тот жекорень *pr̥h-/*preh- , что и в ПРОГРАМА) твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься» (Бытие, 3:17-19). Интересно, что в этом отрывке русский текст в слове ПРАХ возвращает память читателя к первоначалу сотворения человека из праха земного, а древнегреческий и славянский тексты повествуют иначе: «я́ко земля́ еси́, и въ зе́млю отъи́деши» и «ὅτι γῆ εἶ καὶ εἰς γῆν ἀπελεύσῃ» /оти ги и кэ ис гин апелевси». Древние авторы переводов подчеркивали, что Адам до грехопадения был вдохновленным Богом неизменным духом, который пребывал внутри земной плоти. Изменив Богу и подчинившись воле жены (по-гречески Гея «земля» одного корня с ген и жена), Адам стал уже не «духом в земле», а «землей» - женоподобным изменчивым началом, уподобившим себя ведической Пракрити-природе. Божий вечный неизменный человек стал человеком земным, изменчивым и смертным. Второй, основной древний корень слова ПРОГРАММА, воссозданный учеными как *gerbʰ /гербх/ также присутствует в словах множества мировых языков. К примеру, по данным этимологических справочников, в русском языке однокоренным является слово ЖРЕБИЙ «отрезанный кусок кости или дерева». На жребий наносили резы (у скандинавов «руны») – особые символические знаки. Бросая жребий, языческие жрецы гадали, то есть пытались проникнуть в будущее время и в иные миры, чтобы предсказать судьбу. Метанием жребия также предрешали судьбу и совершали суд. В древнегреческом языке однокоренным с ПРОГРАММА является глагол γρᾰ́φω /графо/ «скребу> вырезаю> пишу». Производным от «графо» является имя существительное грамма «запись», от которого также произошло русское слово грамота. Грамотное письмо как род человеческой деятельности издревле представляет собой духовное делание – священнодействие. При помощи вырезания букв – изготовления жребиев древние писцы-жрецы добывали из духовного мира и готовили пищу для души и ума –духовную пищу. «Что написано пером, не вырубишь топором» - духовное нельзя разрушить приложением только материальных физических сил. «Первосвященники же Иудейские сказали Пилату: не пиши (γράφε /графэ/): Царь Иудейский, но что Он говорил: Я Царь Иудейский. Пилат отвечал: что я написал, то написал (ὃ γέγραφα γέγραφα /о гиграфа гиграфа/). Воины же, когда распяли Иисуса, взяли одежды Его и разделили на четыре части, каждому воину по части, и хитон; хитон же был не сшитый, а весь тканый сверху. Итак сказали друг другу: не станем раздирать его, а бросим о нем жребий, чей будет, – да сбудется реченное в Писании: разделили ризы Мои между собою и об одежде Моей бросали жребий. Так поступили воины» (От Иоанна, 19:21-24). Интересно, что в древнегреческом языке слово, переведенное как ЖРЕБИЙ «кусок дерева или кости с резами», звучит как κλῆρον /клерон/ и происходит от древнего корня *kelh- «колоть, раскалывать» - буквально «отколотый кусок (дерева)». Итак, слово ПРОГРАММА корнесловно содержит в себе древнейшее представление о преобразовании и преображении природной жизни. Программируемое преображение происходит в соответствии с волей того духа, который вдохновляет программистов, проникая в их сердца, умы и плоть. Любое программирование представляет собой проникновение в духовный мир и преображение жизни изнутри. Оно становится духовным деланием, воздействующим на души во славу Божию, или хулящим Духа Святого. Хулить Духа означает называть доброе злым, истинное ложным, любящего и милостивого – жестоким, и наоборот. Такие названия незаметно перепрограммируют тех, кто соблазняется ими, изнутри, в самой сердцевине души. Если программист действует по-Божески, он становится проводником благодати: благословляющим благодетелем. Если же программирование является безбожным и вследствие этого приводит к сбоям той первичной программы, которую называют Промыслом Божьим, Божественным предопределением и призванием свыше, происходит самый страшный непростительный грех хулы на Святого Духа: «Кто не со Мною, тот против Меня; и кто не собирает со Мною, тот расточает (σκορπίζει /скорпизи/ - от корня *(s)ker- «вырезать, соскоблить, соскрести». Тот же образ, что и в словах скорбь, скрести, шкурить. Ветвенное родство с графо «вырезать, царапать, писать»). Посему говорю вам: всякий грех и хула простятся человекам, а хула на Духа не простится человекам; если кто скажет слово на Сына Человеческого, простится ему; если же кто скажет на Духа Святаго, не простится ему ни в сем веке, ни в будущем. Или признайте дерево хорошим и плод его хорошим; или признайте дерево худым и плод его худым, ибо дерево познается по плоду. Порождения ехиднины! как вы можете говорить доброе, будучи злы? Ибо от избытка сердца говорят уста. Добрый человек из доброго сокровища выносит доброе, а злой человек из злого сокровища выносит злое. Говорю же вам, что за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда: ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься» (От Матфея, 12:30-37). Каждое слово, даже каждая буква и звук обладает программирующей силой. Проникая в сердце, слова, буквы и звуки могут стать духовной пищей, воспитывающей развивающего человека. Врезаясь в память, корнесловные образы объединяются в представления о жизни, программирующие поступки и поведение человека по жизненному пути. Прощая обиды, признавая добро добром и зло злом, творя правду словом и делом, человек программирует, прежде всего, свою собственную жизнь и судьбу. Программа праведной жизни, запечатленная в Священном писании, не является жесткой. Ее принятие и исполнение предусматривает свободу для самостоятельного выбора и программирования своего поведения каждым человеком. Итоги такого программирования в полной мере проявляются только после завершения жизненного пути: «Тогда праведник с великим дерзновением станет пред лицем тех, которые оскорбляли его и презирали подвиги его; они же, увидев, смутятся великим страхом и изумятся неожиданности спасения его и, раскаиваясь и воздыхая от стеснения духа, будут говорить сами в себе: «это тот самый, который был у нас некогда в посмеянии и притчею поругания. Безумные, мы почитали жизнь его сумасшествием и кончину его бесчестною! Как же он причислен к сынам Божиим, и жребий его — со святыми? Итак мы заблудились от пути истины, и свет правды не светил нам, и солнце не озаряло нас. Мы преисполнились делами беззакония и погибели и ходили по непроходимым пустыням, а пути Господня не познали. Какую пользу принесло нам высокомерие, и что доставило нам богатство с тщеславием? Все это прошло как тень и как молва быстротечная. Как после прохождения корабля, идущего по волнующейся воде, невозможно найти следа, ни стези дна его в волнах; или как от птицы, пролетающей по воздуху, никакого не остается знака ее пути, но легкий воздух, ударяемый крыльями и рассекаемый быстротою движения, пройден движущимися крыльями, и после того не осталось никакого знака прохождения по нему; или как от стрелы, пущенной в цель, разделенный воздух тотчас опять сходится, так что нельзя узнать, где прошла она; так и мы родились и умерли, и не могли показать никакого знака добродетели, но истощились в беззаконии нашем». Ибо надежда нечестивого исчезает, как прах, уносимый ветром, и как тонкий иней, разносимый бурею, и как дым, рассеиваемый ветром, и проходит, как память об однодневном госте. А праведники живут во веки; награда их — в Господе, и попечение о них — у Вышнего» (Книга премудрости Соломона, 5:1-15). Все программирующие слова и запрограммированные поступки каждого человека сохраняются в графическом виде. Они бывают выгравированы (того же корня, что графика, программа) как в памяти людей («врезались в память»), так и у Бога: «Семьдесят учеников возвратились с радостью и говорили: Господи! и бесы повинуются нам о имени Твоем. Он же сказал им: Я видел сатану, спадшего с неба, как молнию; се, даю вам власть наступать на змей и скорпионов (того же корня, что и латинское scribe «пишу» и русское «скребу» - тот же образ проникновения, что и в графо-грамма, в данном случае, проникновения смертельного яда в кровь и плоть) и на всю силу вражью, и ничто не повредит вам; однако ж тому не радуйтесь, что духи вам повинуются, но радуйтесь тому, что имена ваши написаны (ἐγγέγραπται /ингиграптэ/ - буквально «врезаны внутрь, выгравированы») на небесах (в греческом тексте ἐν τοῖς οὐρανοῖς /ин тис уранис/ «в небе»). В тот час возрадовался духом Иисус и сказал: славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл младенцам. Ей, Отче! Ибо таково было Твое благоволение (ἔμπροσθέν /импростин/ «предопределение» - от словаπρόσθε /prósthe/ «прежде, первоначально»: πρός «прежде, в начале» +‎ -θεν /then/ «тех(времен)» - можно перевести как «программирование»)» (От Луки,10:17-21).

См. герб, грамота, пророк.