СЛЕД

« Назад

СЛЕД  01.06.2020 14:16

СЛЕД – этимологи восстановили древний корень того слова в виде *(s)lei- /(с)лей/ «скользить, прокладывать колею», как в английском слове sledge /следж/ «сани, полозья». Некоторые ученые возводят sledge /следж/ к другому корню *(s)lak- «бить, наносить удар (молотом)». К этому же корню относят также современный английский глагол slay /слей/ «убивать», абсолютно созвучный восстановленному корню *(s)lei- /слей/ «скользить». В староанглийском языке глагол slay означал иное: «чеканить монету (то есть бить); ковать (оружие для убийства)». По-моему, оба восстановленных учеными древних корня – близко родственные и составные. Они восходят к более простым древнейшим представлениям 1) собирать воедино и 2) лить, наполнять энергией жизни (как в «наливное яблоко», лой «сало», слой «совокупность лоев», слизь, скользкий, лызгать «скользить по льду»). Причем же тут древний образец СЛЕДА: *(s)lei- /слей/ «скользить»? – Судя по мифам и преданиям народов мира, пращуры представляли себе жизненный путь как «скольжение» по водам реки жизни: от рождения из вод материнского чрева до возвращения к истокам, то есть до истечения жизненного пути. Основа слова СЛЕД созвучна и, по-моему, «ветвенно» родственна словам ЛОДКА, ЛАДЬЯ «скользящее по воде судно, выдолбленное из ствола дерева или сколоченное из досок». В лодках не только плавали по водам, но и хоронили умерших. В средние века образ «сидение на санях», скользящих по снегу, означал предсмертное состояние, сообразное лодке, в которой сплавляли по реке, или закапывали в землю для плавания в потустороннем мире тело покойника. К примеру, Владимир Мономах, «сидя на санях», написал завещание и поучение своим НАСЛЕДНИКАМ. Русский ученый-этимолог Петр Черных к однокоренным со СЛЕД отнес не только английские слова sledge /следж/ «сани», slay /слей/ «убить», но и древнегреческое ὄλισθος /олистос/ «скользкость». Говоря о жизненном пути, как о плавании по водам, надо еще учитывать, что в древних мифологических и религиозных представлениях жизнь человека протекает не горизонтально по поверхности земли, а вертикально от дольних (нижних, низовья реки) к горним (вверх по течению, к истокам). «Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют, и где воры подкапывают и крадут, но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут» (От Матфея, 6:19-20). Здесь надо вспомнить приставочное производное от СЛЕД имя существительное НАСЛЕДИЕ. Одни люди, для которых главный СЛЕД — это отпечаток ноги на земле, заботятся только о том, чтобы их НАСЛЕДНИКИ на земле получили во владение богатое НАСЛЕДСТВО. Другие, для которых СЛЕД есть скольжение по водам текущей реки жизни, пекутся более о том, какое царство они и их потомки УНАСЛЕДУЮТ после смерти: вышнее Божье, или подземное царство «порождений ехидны». Упомянутый Владимир Мономах в своем «Поучении» более писал не о том, какие земные уделы достанутся от него сыновьям, а о миротворчестве и христианском подвижничестве. В Священном писании образ СЛЕДА более связан с водой и Небом, чем с Землей и сушей: «И имя наше забудется со временем, и никто не вспомнит о делах наших; и жизнь наша пройдет, как след (ἴχνη /ихне/)облака, и рассеется, как туман, разогнанный лучами солнца и отягченный теплотою его» (Премудрость Соломона, 2:4). Интересно, что в словарях древнегреческое слово ἴχνος (ἴχνη) переводится не просто как СЛЕД, но как «отпечаток ноги, оттиск». Этимологи считают древний корень этого слова неясным. По-моему, древний корень этого слова тот же, что и в ἰχθύς /ихтис/ «рыба»: *dheǵʰ- «течь». В отличие от опечатки (ноги на земле), СЛЕД, остающийся ПОСЛЕ (буквально по «следу») течения чьей-то жизни во времени и в духовном мире, более связан с образом скольжения и плавания, чем с образом удара и оттиска. Главный вопрос о СЛЕДСТВИЯХ наших поступков заключается в том, чьим ПОСЛЕДОВАТЕЛЕМ становится человек не на пыльных тропинках земной поверхности, а в духовном мире. В каком направлении текут и к каким ПОСЛЕДСТВИЯМ ведут наши мысли, чувства и поступки? «Ибо то угодно Богу, если кто, помышляя о Боге, переносит скорби, страдая несправедливо. Ибо что за похвала, если вы терпите, когда вас бьют за проступки? Но если, делая добро и страдая, терпите, это угодно Богу. Ибо вы к тому призваны, потому что и Христос пострадал за нас, оставив нам пример, дабы мы шли по следам (ἴχνεσιν /ихнесин/)Его» (Апостола Петра первое послание, 2: 19-21). Согласно христианской логике жизни лучше ПОСЛЕДОВАТЬ за Христом и быть ПОСЛЕДНИМ в Царстве Отца Небесного, чем отступиться от Него, став первым в земной жизни и в аду. Об этом учит притча Христа: унаследовать обещанный Господом «динарий» в конце трудного земного поприща лучше, чем стремиться получить больше обещанного за труды в этой земной жизни: «Он же в ответ сказал одному из них: друг! Я не обижаю тебя; не за динарий ли ты договорился со мною? Возьми свое и пойди; я же хочу дать этому последнему (ἐσχάτῳ/эсхато/) то же, что и тебе; разве я не властен в своем делать, что хочу? Или глаз твой завистлив оттого, что я добр? Так будут последние (ἔσχατοι /эсхатэ/) первыми, и первые последними (ἔσχατοι /эсхатэ/), ибо много званых, а мало избранных» От Матфея, 20: 13- 16). Греческое слово «эсхатос», устойчиво переводимое как ПОСЛЕДНИЙ, корнесловно означает «исход, выход из этого мира», то есть «начало и конец; первое и последнее». Русский язык, в отличие от многих других мировых языков, более бережно хранит древние корни современных слов, порождая на их основе обширные «гнезда» приставочных образований. «Гнездо», в ядре которого живет слово СЛЕД, является одним из наиболее полных. Несмотря на кажущееся большое разнообразие современных значений все слова этого гнезда восходят к единому живому представлению о слиянии потоков жизненных сил предводителя и его последователей, Пастыря Христа и Его паствы. Вот некоторые родственные слова этого гнезда: СЛЕД, СЛЕДСТВИЕ, СЛЕДИТЬ, СЛЕДОВАТЕЛЬНО, ПРОСЛЕЖИВАТЬ, ПРЕСЛЕДОВАТЬ, ВЫСЛЕДИТЬ, ОТСЛЕДИТЬ, НАСЛЕДИЕ, НАСЛЕДНИК, ПОСЛЕДСТВИЕ, ПОСЛЕДНИЙ, ВСЛЕДСТВИЕ, ВПОСЛЕДСТВИИ, ВСЛЕД. Важно заметить, что в славянской культуре образ СЛЕДА тесно связан с холодом и теплом, льдом и пламенем. Об этой мифологической связи напоминает двойственный фразеологизм: «По горячим СЛЕДАМ» и «СЛЕД простыл». Две народные игры, которые носят явно ритуальный характер, напоминают об этой двойственности СЛЕДА. Осенью и в начале зимы, когда становится холодно и на водоемах устанавливается САЛО «первый тонкий слой льда», было принято играть в САЛКИ. В конце весны и начале лета та же игра называлась уже ГОРЕЛКИ. Обе игры основаны на ПРЕСЛЕДОВАНИИ. В горелках до сих пор сохраняется память о ритуале, в котором жертвы должны убегать на от лютого мороза (замерзания), а от горящего пламени. Сохранилось песенное наставление ПРЕСЛЕДОВАТЕЛЮ, который «горит», то есть ловит других в горелках: «Гори, гори ясно, чтобы не погасло! Глянь на небо — птички летят, Колокольчики звенят, Гляди — не воронь, беги, как огонь!». В древней языческой картине мира главное – это избежать беды от идущих ВСЛЕД за людьми мороза и пожара, льда и пламени. В своременном христианском мировоззрении более страшной является иная беда: пойти ВСЛЕД за ложным проводником, который заманивает и ведет нас к вечной гибели: «Он сказал: берегитесь, чтобы вас не ввели в заблуждение, ибо многие придут под именем Моим, говоря, что это Я; и это время близко: не ходите вслед (ὀπίσω/описо/) их» (От Луки, 21:8). «И пустил змий из пасти своей вслед(ὀπίσω) жены воду как реку, дабы увлечь ее рекою» (Откровение Иоанна Богослова, 12:15). Греческое наречие ὀπίσω/описо/ «вслед» восходит к древнему корню *(h)ep- «возвращать(ся), течь вспять», как в многозначном предлоге ἐπί /эпи/; в русской приставке «Об(о)», в санскритской многозначной приставке अपि /áпи/. СЛЕДУЯ по жизненному пути ВСЛЕД за Христом согласно своему призванию свыше, человек обязательно сталкивается с препятствиями и искушениями отступничества, возвращения вспять. Тот, кто СЛЕДУЕТ верным путем, должен быть ПОСЛЕДОВАТЕЛЕН в каждом своем слове, решении и поступке. С предупреждением о ПОСЛЕДСТВИЯХ самовольного совращения с правильного пути связан библейский Ветхозаветный сюжет о жене Лота и сюжет одной из Новозаветных аллегорий Христа. «А другому сказал: следуй (ἀκολούθει /аколути/) за Мною. Тот сказал: Господи! позволь мне прежде пойти и похоронить отца моего. Но Иисус сказал ему: предоставь мертвым погребать своих мертвецов, а ты иди, благовествуй Царствие Божие. Еще другой сказал: я пойду за Тобою, Господи! но прежде позволь мне проститься с домашними моими. Но Иисус сказал ему: никто, возложивший руку свою на плуг и озирающийся (ὀπίσω /описо/) назад, не благонадежен для Царствия Божия» (От Луки, 9:59-62).

См. лава, лить, соль