СМЕРТЬ

« Назад

СМЕРТЬ  28.12.2017 21:25

СМЕРТЬ – одно из самых спорных и неясных в этимологическом отношении слов русского лексикона. Все ученые признают, что это слово состоит из двух частей: приставочная съ- и основная -меръть. Первая часть, под влиянием этимологического словаря М.Фасмера, традиционно возводится к древнему корню *su(o) «свой», а вторая *mъr- то к образу «мрак, тьма», то к образу «мороз, стужа», то к образу «морось, распад на мелкие частицы». Встречаются также попытки отнести этот корень к образу «гниение, разложение». Единое представление, предлагаемое словарями: «своя смерть, спокойное прекращение жизни». Считая это представление слишком поверхностным и пустым, отметим сложность слова и образа «свой», состоящего из двух древнейших первокорней: съ- «связь, соединение разделенных частей» и -вой «витье, сплетение воедино». Таким образом, свой – это «привитый к древу того или иного рода, свитый воедино, родной». Вкусив от плода древа познания, весь человеческий род в лице своих прародителей привил себя к этому древу и стал смертным, то есть разлагающимся, распадающимся на части: добрая и вечная часть (нерушимое) возвращается к Источнику добра, а злая и временная (способная разрушаться) – к тому праху, из которого она была взята: «И заповедал Господь Бог человеку, говоря: от всякого дерева в саду ты будешь есть, а от дерева познания добра и зла не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь» (Книга Бытия, 2:16-17). Первый приставочный корень слова смерть восходит к тому же образу, что и русский предлог с(о): «сочетание воедино, связь». Своевольное познание зла путем вкушения его плодов разрушает союз человека с Богом, Источником жизни. Оно закономерно запускает процесс умирания – подобно увяданию оторванного от куста цветка или вырванного из почвы дерева. Вкусив сладость своевольного непослушания Богу, человек начинает умирать для Блага и вечной жизни сначала в отрешенной от святости душе («Мертвые души»), а затем и в плотских удовольствиях, развращающих и разлагающих цельность тела. Познание ведет к утрате, с одной стороны, первоначального свойства – цельной простоты, а с другой - к развитию (приставка раз- противоположна по значению приставке с-) рода после утраты первоначального целомудрия. Происходит сначала усложнение простого организма, а затем и разложение сложного – распад и умирание. Второй древний корень слов смерть и умирание *mъr- породил такие слова как русские мрак, мор, морока, моргать, моросить, мороз, мразь; латинское mortus «мертвый»; множество санскритских слов, таких как मृत्यु /mRtyu/ «смерть». Интересно, что ученые-этимологи, объясняя происхождение английского слова marriage «женитьба», возводят его к древнему индоевропейскому корню *mari- «молодая жена», указывая на близкое родство с санскритским मर्य /marya/ «молодой человек». Став после грехопадения молодоженами, Адам и Ева начали постепенно стареть, то есть умирать смертью, претерпевая все большие душевные и телесные муки по мере усложнения своей жизни. «И нарек Адам имя жене своей: Ева ибо она стала матерью всех живущих. И сделал Господь Бог Адаму и жене его одежды кожаные и одел их. И сказал Господь Бог: вот, Адам стал как один из Нас, зная добро и зло; и теперь как бы не простер он руки своей, и не взял также от дерева жизни, и не вкусил, и не стал жить вечно. И выслал его Господь Бог из сада Едемского, чтобы возделывать землю, из которой он взят. И изгнал Адама, и поставил на востоке у сада Едемского Херувима и пламенный меч обращающийся, чтобы охранять путь к дереву жизни. Адам познал Еву, жену свою; и она зачала, и родила Каина, и сказала: приобрела я человека от Господа» (Книга Бытия, 3:20 – 4:1). Как начало новой жизни (зачатие), познание представляет собой возгорание духа и плоти человека. Однажды возгоревшись, родившийся и познающий мир человек горит подобно свече всю свою жизнь. Как противоположность жизни-горению, умирание представляет собой угасание света, погружение во мрак и тьму по мере исхождения из тела духовной силы, дающей свет и тепло. «Было же около шестого часа дня, и сделалась тьма по всей земле до часа девятого: и померкло солнце, и завеса в храме раздралась по средине. Иисус, возгласив громким голосом, сказал: Отче! в руки Твои предаю дух Мой. И, сие сказав, испустил дух». Сочетание образных представлений с- «связь» и –мерть «угасание, исхождение из тела духовного света и тепла» порождает единое конесловное представление о смерти: «соединение с царством тьмы, в котором полностью отсутствует свет и тепло жизни». Соответственно, умирание представляет собой угасание горящего и охлаждение теплого. Тот, кто умер для греха, больше не горит и не загорается его страстями, а также закрывает глаза на призрачный блеск и мерцание его прелестей: «Что же скажем? оставаться ли нам в грехе, чтобы умножилась благодать? Никак. Мы умерли для греха: как же нам жить в нем? Неужели не знаете, что все мы, крестившиеся во Христа Иисуса, в смерть Его крестились? Итак, мы погреблись с Ним крещением в смерть, дабы, как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам ходить в обновленной жизни. Ибо если мы соединены с Ним подобием смерти Его, то должны быть соединены и подобием воскресения, зная то, что ветхий наш человек распят с Ним, чтобы упразднено было тело греховное, дабы нам не быть уже рабами греху; ибо умерший освободился от греха. Если же мы умерли со Христом, то веруем, что и жить будем с Ним, зная, что Христос, воскреснув из мертвых, уже не умирает: смерть уже не имеет над Ним власти» (Апостола Павла послание Римлянам, 6:1-9).

См. воскресение, гнев, живой.