ВИРУС

« Назад

ВИРУС  23.03.2020 23:45

ВИРУС – по данным ученых этимологов это слово восходит к «протоиндоевропейскому» древнему корню *wisós «поветрие, слизь, яд». От этого же корня произошло санскритское слово विष /viṣá/ «яд», древнегреческое ἰός /иос/ «яд, отрава», В латыни, из которой это слово пришло во многие современные языки, вирусом (virus) называли не только яд и отраву, но и неприятный запах похоти готовых к спариванию агрессивных самцов диких животных, распространяющийся в воздухе. Интересен омоним (такое же по звучанию и написанию, но происходящее от другого корня слово) древнегреческого ἰός /иос/ «яд, отрава»: ἰός «стрела, выпущенная из лука». В санскрите тоже есть близкое по форме к विष /viṣá/ слово /íṣu/ «стрела из лука», которое, по некоторых ученых, происходит от того же корня, что и греческое ἰός «стрела». По-моему, образ проникающей и поражающей жертву стрелы содержится во втором древнем корне слова ВИРУС: *rъ- «разить, проникать». Сочетание двух корнесловных образов *wisós «поветрие, слизь, яд» и *rъ- «разить, проникать» порождает единое представление о ВИРУСЕ как о хитрой ядовитой вещи, проникающей в живые организмы с целью их заражения своим семенем и паразитарного размножения внутри своих хозяев. «Не убо­и́шися от­ стра́ха нощна́го, от­ стрѣлы́ летя́щiя во дни́, от­ ве́щи во тмѣ́ преходя́щiя, от­ сря́ща (в греческом тексте συμπτώματος /симптоматос/) и бѣ́са полу́ден­наго» (Псалом Давида 90: 5-6). Подобно стреле, вирус поражает здоровые клетки живого организма и, проникнув внутрь, заражает его своим разрушительным ядом, вызывая симптомы отравления. В основе вирусного заражения лежит любовь к лести и «сладкому яду желаний» – игра на естественных человеческих слабостях и похотях: «Якоже е́сть пи́сано, я́ко нѣ́сть пра́веденъ никто́же: нѣ́сть разумѣва́яй и нѣ́сть взыска́яй Бо́га: вси́ уклони́шася, вку́пѣ непотре́бни бы́ша: нѣ́сть творя́й благосты́ню, нѣ́сть да́же до еди́наго. Гро́бъ отве́рстъ горта́нь и́хъ, язы́ки свои́ми льща́ху: я́дъ (в оригинале ἰὸς /иос/ – ВИРУС) а́спидовъ подъ устна́ми χείλη /хейле/ «под зевом» - в слюнных железах)и́хъ: и́хже уста́ (στόμα/стома/ «губы») кля́твы и го́рести по́лна су́ть» (Апостола Павла послание Римлянам, 3: 10-14). У ВИРУСА медоточивые уста, но под раздвоенным змеиным языком его – наполненные смертоносным ядом слюнные железы. «Вирусный геном может встраиваться в геном клетки хозяина, он запускает механизмы синтеза вирусных белков на структурах клетки, что приводит к угнетению процессов жизнедеятельности самой клетки и зачастую к ее гибели» (из учебника по вирусологии). Как вирусу удается преодолеть защиту клетки и проникнуть в ее ядро сквозь плотно закрытую дверь – мембрану? – Путем обмана, взлома, разбоя: «некоторые белки капсида (внешней оболочки вируса) способствуют связыванию вируса с поверхностью клеток-хозяев, и работают, как ключики, вставляемые в нужные замочки. Другие поверхностные белки действуют как ферменты, они растворяют поверхностный слой клетки-хозяина и таким образом помогают проникновению нуклеиновой кислоты вируса в клетку-хозяина» (из того же учебника). Подступая к здоровой клетке подобно тому, как лукавый подступает к чистой душе, вирус подает сигнал «я свой», затем прилепляется к поверхности или мембране («целует»), а уж потом, после удачного прилога и сочетания, взламывается внутрь и насильственно размножается там за счет жизненных соков клетки-хозяина. Сам в себе вирус размножаться и жить не может. Ему здоровые и полные жизненных сил клетки нужны. Чтобы подобрать «ключики, вставляемые в нужные замочки», смертоносный вирус знакомится с клеткой, находит с нею общий язык – льстит и втирается в доверие: «И язык – огонь, прикраса неправды; язык в таком положении находится между членами нашими, что оскверняет все тело и воспаляет круг жизни, будучи сам воспаляем от геенны. Ибо всякое естество зверей и птиц, пресмыкающихся и морских животных укрощается и укрощено естеством человеческим, а язык укротить никто из людей не может: это – неудержимое зло; он исполнен смертоносного яда (ἰοῦ/иу/- ВИРУСА)» (Апостола Икова послание, 3:8). Получается, что ВИРУС, это, по сути, гееннское проклятие, которое, проникнув своей сладкой ложью и лестью в кровь любителей сладкой жизни, заставляет их, заболев, проклинать и заражать своих ближних. «Послушайте вы, богатые: плачьте и рыдайте о бедствиях ваших, находящих на вас. Богатство ваше сгнило, и одежды ваши изъедены молью. Золото ваше и серебро изоржавело, и ржавчина (в оригинальном греческом тексте ἰὸς – ВИРУС) их будет свидетельством против вас и съест плоть вашу, как огонь: вы собрали себе сокровище на последние дни. Вот, плата, удержанная вами у работников, пожавших поля ваши, вопиет, и вопли жнецов дошли до слуха Господа Саваофа. Вы роскошествовали на земле и наслаждались; напитали сердца ваши, как бы на день заклания. Вы осудили, убили Праведника; Он не противился вам. Итак, братия, будьте долготерпеливы до пришествия Господня. Вот, земледелец ждет драгоценного плода от земли и для него терпит долго, пока получит дождь ранний и поздний. Долготерпи́те и вы, укрепите сердца ваши, потому что пришествие Господне приближается. Не сетуйте, братия, друг на друга, чтобы не быть осужденными: вот, Судия стоит у дверей» ((Апостола Икова послание, 5: 1-9). Как и любое настоящее лекарство, лекарство от ВИРУСА, даже если является сладким на устах, вызывает внутри горечь. Вместо сладкой лжи и сладкой жизни при нападении ВИРУСА нужна горькая правда (нет в русском языке такого устойчивого сочетания «сладкая правда»!) и горький внутренний плач о своих грехах (сладких слез тоже не бывает) во время Поста и воздержания. «И когда семь громов проговорили голосами своими, я хотел было писать; но услышал голос с неба, говорящий мне: скрой, что говорили семь громов, и не пиши сего. И Ангел, которого я видел стоящим на море и на земле, поднял руку свою к небу и клялся Живущим во веки веков, Который сотворил небо и все, что на нем, землю и все, что на ней, и море и все, что в нем, что времени уже не будет; но в те дни, когда возгласит седьмой Ангел, когда он вострубит, совершится тайна Божия, как Он благовествовал рабам Своим пророкам. И голос, который я слышал с неба, опять стал говорить со мною, и сказал: пойди, возьми раскрытую книжку из руки Ангела, стоящего на море и на земле. И я пошел к Ангелу, и сказал ему: дай мне книжку. Он сказал мне: возьми и съешь ее; она будет горька во чреве твоем, но в устах твоих будет сладка, как мед. И взял я книжку из руки Ангела, и съел ее; и она в устах моих была сладка, как мед; когда же съел ее, то горько стало во чреве моем» (Откровение апостола Иоанна Богослова, 10:4-9).

См. зев, ложь, правда.