Я

« Назад

Я  28.02.2018 00:01

Я – местоимение единственного числа первого лица – место Имени Божия на Земле. Когда взрослеющий ребенок впервые говорит о себе не «Ваня хочет пить», а «Я хочу пить», он начинает относится к себе как первому лицу, лично отвечающему перед Богом и людьми за свои желания и поступки. Ранее, в древнерусском языке это место имение произносилось и писалось в более полной и близкой к своим первокорням форме: Язъ. Среди ученых-этимологов принято объяснять слово Язъ позднейшим развитием другого, более древнего Азъ - «йотацией», то есть возникновением согласного звука «й» перед «а» по причинам исторических фонетических изменений. Такое объяснение не только не проясняет внутреннюю образность слова Я(зъ), но и не может считаться удовлетворительным, поскольку в одних и тех же древних текстах на церковнославянском языке последовательно встречаются оба слова: и ѩзъ (Язъ) и Азъ, казалось бы, в одном и том же значении «Местоимение первого лица единственного числа». При этом, в древних текстах есть различие в значениях Азъ и ѩзъ. В средневековых церковнославянских текстах местоимение Азъ называет одно из Имен Божиих Азъ Есмь «Я есть Един Бог, Первый и Последний, Начало и Конец всем». Также этим местоимением называет себя и человек как подобие и образ Божий: «И речé Моисéй къ Бóгу: сé, áзъ пойдý къ сынóмъ Изрáилевымъ и рекý къ ни́мъ: Бóгъ отéцъ нáшихъ послá мя къ вáмъ: и áще вопрóсятъ мя́, чтó и́мя Емý, чтó рекý къ ни́мъ? И речé Бóгъ къ Моисéю, глагóля: А́зъ éсмь Сы́й. И речé: тáко речéши сынóмъ Изрáилевымъ: Сы́й послá мя къ вáмъ. И речé Бóгъ пáки къ Моисéю: тáко речéши сынóмъ Изрáилевымъ: Госпóдь Бóгъ отéцъ нáшихъ, Бóгъ Авраáмовъ и Бóгъ Исаáковъ и Бóгъ Иáковль, послá мя къ вáмъ: сié Моé éсть и́мя вѣ́чное и пáмять родóвъ родóмъ» (Книга Исхода, 3:13-15). В более поздних древнерусских летописях для различия местоимений, называющих Бога и человека, называя себя (то есть человека в отличие от Бога), стали последовательно писать не азъ, а ѩзъ. Появление согласного «й» перед «а» стало означать человека и как одно из множества подобий Образа Божия, и как частицу своего ѩзыка – народа Божьего, называемого в первом лице и в единственном числе: «Да чтобы еси, госпоже, на меня о том не бранилася, что есми написал к тебѣ подлинникомъ и о манастырьском обычаи, и как пишются в годовое поминание навѣкъ, занеже, госпоже, то вам не все вѣдомо. А яз тобѣ, своей госпожѣ, челомъ бью. » (Окончание Послания Иосифа Волоцкого княгине Голениной, между 1505 и 1513 гг). К середине 18 века в русском языке местоимение «Яз(ъ)» сократилось в произношении и написаниях до «Я». В этимологических словарях и справочниках разных языков мира местоимение Я(зъ), признается исторически однокоренным с греческим ἐγώ /эго/, санскритскими अहम् /ахам/ «Я» и अहङ्कार /ахагкара/ «эгоизм»; с английским I /ай/ «Я»; с немецким Ich /их/ «Я»; с латинским ego /эго/ «Я»; с французским Je, и еще множеством личных местоимений первого лица разных языков мира. Предположительный древний корень всех этих местоимений ученые воссоздают как *eg-/*eǵh-, высказывая также предположения о вариантах *ō̆g-/*ō̆gh-. Вопрос о значении и образной символике древнейших корней этого слова является крайне болезненным, поскольку он упирается в религиозные представления как основных культов единобожия, так и множества языческих культов (к примеру, культы Асов, Ассуров, Ахура-Мазды, Айнов, Йогов). По нашему предположению слово Я(зъ) происходит от двух древнейших праязыковых корней: *ang’h «вязать» и *sъ/se (се) «вот (это) – здесь и сейчас». Образы связи и присутствия «вот здесь и сейчас», то есть всегда и везде порождают единое представление о «Я» как о «всеобщей связи всего сущего, всегда присутствующей во всех вещах, местах и мгновениях». Таким образом, Я – это место одного из Имен (имений) Божьих, временно занимаемого на Земле человеком для ее возделывания и хранения по Воле Отца Небесного: «И взя́ Госпóдь Бóгъ человѣ́ка, егóже создá, и введé егó въ рáй слáдости, дѣ́лати егó и храни́ти» (Бытие, 2:15). В Священном писании Нового Завета Спаситель мира Иисус Христос, говоря о Себе «Я», многократно объясняет людям, что Он восстанавливает Собою связь каждого из нас с Небесным Отецеством, возвращая человечество к вечной жизни и вновь открывая возможность райского блаженства. Присно Сущий и живущий во Отце Сын, воплотившись как человек, приносит Себя в жертву, чтобы Плоть и Кровь Его восстанавливала достоинство падших человеческих «Я» как воплощений неразрывной связи творения с Творцом: Никто не может прийти ко Мне, если не привлечет его Отец, пославший Меня; и Я воскрешу его в последний день. У пророков написано: и будут все научены Богом. Всякий, слышавший от Отца и научившийся, приходит ко Мне. Это не то, чтобы кто видел Отца, кроме Того, Кто есть от Бога; Он видел Отца. Истинно, истинно говорю вам: верующий в Меня имеет жизнь вечную. Я есмь хлеб жизни. Отцы ваши ели манну в пустыне и умерли; хлеб же, сходящий с небес, таков, что ядущий его не умрет. Я хлеб живый, сшедший с небес; ядущий хлеб сей будет жить вовек; хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира. Тогда Иудеи стали спорить между собою, говоря: как Он может дать нам есть Плоть Свою? Иисус же сказал им: истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день. Ибо Плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем. Как послал Меня живый Отец, и Я живу Отцем, так и ядущий Меня жить будет Мною» (От Иоанна, 6:44-57).

См. мы, ты, он.