ЯЙЦО

« Назад

ЯЙЦО  14.04.2020 09:45

ЯЙЦО – согласно общему мнению российских ученых этимологов, восходит к древнему общеславянскому корню aje «яйцо», родственному с древненемецким ei («яйцо»), с греческим oion и латинским ovum «яйцо». То есть, по мнению наших ученых яйцо – это яйцо. Правда, в одной из наиболее современных статей наших этимологов указно, что «Неоднократно предполагали родство с латинскому avis «птица», греч. ἀετός «орел» (https://lexicography.online/etymology/я/яйцо). В поисках корнесловных образов, скрытых в слове ЯЙЦО, приходится обратиться к последним изысканиям зарубежных этимологов, которые и будут рассмотрены в начале данной статьи. Древнегреческое слово ᾠόν /ōión/ ученые возводят к древнему корню *hōwyóm /хоуйом/ «яйцо», который предположительно происходит от *héwis /хеуис/ «птица». Помимо корневого родства с ᾱ̓ετός /āetós/ «орел» авторы этой гипотезы считают родственным и οἰωνός /oiōnós/ «вещая птица», «буревестник (?)». Поскольку ЯЙЦО- ᾠόν /ōión/ является одним из ключевых в образной символике Евангелия, предлагаю читателю немного помучиться и вникнуть в его корнесловие поглубже, чтобы, согласно латинской поговорке, получить возможность воспринять первый выпуск словаря «Глаголъ» ab ovo «от ЯЙЦА»: «от начала до конца». Миф о сотворении мира из ЯЙЦА свойствен культурам множества народов. Из яйца рождается или Вселенная, или верховное божество, творящее вселенную. Традиция красить яйца, украшая их особым орнаментом, имеет многотысячелетнюю историю. В Африке найдены украшенные резьбой страусиные яйца, возрастом около 60 000 лет. Расписанные страусиные яйца, а также золотые и серебряные, часто встречаются в захоронениях древних шумеров и египтян, датируемых вплоть до начала III тысячелетия до Рождества Христова. Само слово Египет по моему предположению, основанному на исследованиях многих ученых, родственно ЯЙЦУ: hut-ka-ptah /хут-ка-птах/. Пиктограмма (картинное письмо) с похожим звучанием была найдена среди древнейших Египетских надписей. Даже сейчас Египет, точнеее, Еги-Птах переводится учеными как «страна бога Птаха», которого изображали пернатым, часто с головой орла (ᾱ̓ετός /āetós/ «орел» - слово, однокоренное с ЯЙЦО). Заметим, что имя божества с головой орла Птах и родственное древне-русское название птицы птах (мужского рода) восходят к тому же корнесловию, что и прибалтийские названия ЯЙЦА: литовское раũtаs /паутас/ «яйцо» и латышское pàuts «яйцо».

Рассмотрим эту пиктограмму, содержащую три корневых образа:

Фото 1

Первый слева образ

фото 2  

читается как /хвт/ (*hōw /хов/) и означает, по мнению египтологов, «вместилище, дворец, убежище» - чем не сколупа мирового яйца?

Второй, центральный образ: 

фото 3
Читается как «Ка» и означает энергию жизни, ту часть души, которая есть только у живых и отсутствует у мертвых.

Наконец, третья часть пиктограммы «Египта»:

фото4  

Читается как «Птах» и означает верховное божество Египта – творца мира, который обитает в своем дворце-скорлупе, обладая всей Ка – энергией жизни. Свойственное древним египтянам наглядное представление о мироздании как о птичьем ЯЙЦЕ, в скорлупе которого пребывает божественная сила жизни сохранилось и в христианской иконологии. К примеру, латинские слова avis /авис/ «птица» и ovum «яйцо», равно как греческие с ᾱ̓ετός /āetós/ «орел» и ᾠόν /ōión/ «яйцо», родство которых не оспаривается большинством этимологов, являются христианскими аллегориями Христа и Пасхи. Крылья птицы (птахи), в христианской иконологии изображают не столько только способность высоко летать и возноситься к Горним, сколько Покров (крыть, крыло, кров, кровля, покров – это однокоренные слова): «Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица (ὄρνις /орнис/) собирает птенцов своих под крылья (πτέρυγας /птеригас/ одного корня с «птица») и вы не захотели! Се, оставляется вам дом ваш пуст. Ибо сказываю вам: не увидите Меня отныне, доколе не воскликнете: благословен Грядый во имя Господне!» (От Матфея, 23:37-39). Древнегреческое слово ὄρνις /орнис/ «птах» (именно мужского рода), переведенное на русский язык как «птица», по мнению современных этимологов, восходит к древнему корню *hérō /иеро/ «орел». В древнегреческом языке времен Евангелия – Койне для «птицы» было другое слово: οἰωνός /ойнос/ - одного корня с ЯЙЦО. Тот же корень *hérō /иеро/ «орел», который породил ὄρνις /орнис/ «птах», в балтийских языках породил своих «орлов»: erelis (латышский) и ērglis (литовский). В русском языке однокоренным с древнегреческим ὄρνις бесспорно является слово ОРЕЛ (!). В славянском тексте Евангелия от Матфея в этом месте почему-то употреблено слово кокошъ «курица», а современном русском – птица. В латинском тексте – третий вариант: gallina /галлина/ «чайка». Наконец, в английском переводе также появляется hen /хен/ «курица». Перед нами тот редкий случай, когда английский текст Нового Завета повлиял не на русский Синодальный, а на славянский перевод в ущерб греческому оригиналу. Для нас сейчас наибольшую важность представляет то, что Христос в Евангелии, согласно исходному для православного мира древнегреческому Койне, сравнивает себя не с курицей, не с птицей, не с чайкой, а именно с Орлом. В Псалтири пророка Давида тоже говорится об орле как символе обновления человека для вечной жизни во Христе, то есть Восркесения: «Благослови́, душе́ моя́, Го́спода, и вся́ вну́тренняя моя́, и́мя свято́е его́: благослови́, душе́ моя́, Го́спода, и не забыва́й всѣ́хъ воздая́нiй его́: очища́ющаго вся́ беззако́нiя твоя́, изцѣля́ющаго вся́ неду́ги твоя́, избавля́ющаго от истлѣ́нiя живо́тъ тво́й, вѣнча́ющаго тя́ ми́лостiю и щедро́тами, исполня́ющаго во благи́хъ жела́нiе твое́: обнови́тся я́ко о́рля (ἀετοῦ /аэту/) ю́ность твоя́» (Псалом 102:1-5). Вот, что пишет об этих строках 102 Псалма святой Афанасий Великий: «Потому что Бог пакибытием обновляет юность нашу, как орлиную. Этим Давид указывает нам на дарование воскресения. Уподобил же обновляемых орлу, так как орел высокопарнее и царственнее всех птиц, и один может, не смежая очей, взирать на солнечное сияние». Напомню, что древнегреческое слово ἀετοῦ /аэту/ не только означает «орел», но и восходит к тому же древнейшему праязыковому корню, что и русское ЯЙЦО. В связи с символом мирового яйца надо заметить, что образ орла в мировой мифологии (кроме древнееврейской) связывается с Небом, Царством Небесным, Горним миром, а образ курицы – с Землей, земной природой и Дольним (нижним) миром. Вряд ли кто-либо усомнится, что в иконологии христианства Богородица, нисходя из Царства Небесного хранит угодников Божиих под покровом именно орлиных, а не куриных крыл. Важную роль в осмыслении корнесловной связи образов ЯЙЦА и орла играет латинское слово, называющее орла: aquila /аквила/. Зарубежные этимологи считают, что древние корни этого слова неясны и не подлежат восстановлению, но, по-моему, вслед за рядом ученых следует предположить, что табуистическое (скрывающее истиное) название орла аквила происходит от аква «вода. Священной птицей многих древних народов моря был не просто орел, а Морской орел, которого часто изображали с двумя головами: господствовавшим и на море, и на суше. Мифический образ орла, властвующего над водами (возможен и образ отделения «вод над твердью» и «под твердьдью небесной»), относится и к мифологеме мирового яйца. На Руси символом мирового ЯЙЦА, дарующего вечную жизнь, силу и плодородие, издревле был «орлов камень». Этот камень темно-красного или серого цвета, называемый еще «огневик», разыскивали в тех случаях, когда хотели обеспечить легкие роды. Найденный камень привязывали к левой руке или к левой ноге роженицы. «Орлов камень» мог защитить также от огня, порчи и разных болезней. У некоторых птиц отряда орловых скорлупки яиц действительно не белые, а серо-красно-коричневые. Не этот ли символический образ чудесного преображения белого куриного ЯЙЦА в красное орлиное лег в основу христианского предания о Пасхальном чуде Марии Магдалины? Согласно русской пословице «Дорого яичко к Христову дню». О том, как близок Пасхальный символ красного ЯЙЦА русской христианской культуре говорит и старинная народная загадка: «О поле Епифанском, под деревом царским, три орла орлуют, одним ЯЙЦОМ даруют». Отгадка: — Крестины, второе рождение Богоподобного человека от воды (аква) и Духа. То, что Святая равноапостольная Мария Магдалина с возгласом «Христос Воскресе!» преподнесла первое красное Пасхальное яйцо именно римскому императору, неслучайно. Тибе́рий Ю́лий Це́зарь А́вгуст был вторым римским императором из династии Юлиев-Клавдиев. Он правил Римом с 14 года от Рождества Христова, а с 15 года был еще титулован как великий понтифик – верховный жрец, глава коллегии понтификов, а до этого – многократно избранный консул и трибун. Птица Юпитера – орел был эмблемой правящих элит Древнего Рима. Август и однокоренное авгур (жрец, гадающий по полету птиц) – слова, родственные латинским avis «птица» и ovum «ЯЙЦО». Когда белое куриное яйцо в руке святой Марии Магдалины вдруг окрасилось в красный цвет орлиного, бывший жрец-авгур, трибун, консул и правящий император-понтифик Тиберий не мог не признать истинности Пасхального благовестия. Орел Юпитера оказался поверженным и вынужден был преклониться перед Пасхой Христовой. На Руси издревле бытует еще одна народная загадка-присказка: «Летела птица орел, садилась на престол, говорила со Христом: "Гой ecu истинный Христос! Дал ты мне волю над всеми: над царями, над царевичами, над королями, над королевичами; не дал ты мне воли ни в лесе, ни в поле, ни на синем море". (Отгадка — смерть. Языческие божества вроде Зевса, Юпитера, Перуна или Птаха, как императоры-орлы бессильны против греховности и смерти, которую побеждает только Христос). Многим, даже и не читавшим Евангелие известно изречение: «Где будет труп, там соберутся орлы». Блаженный Иероним Стридонский (342 -420) объяснил это таинственное пророчество Христа так: «Таинству Христову мы научаемся из примера, ежедневно наблюдаемого в природе. Говорят, что орлы и коршуны даже из-за моря ощущают запах трупов и собираются на пищу этого рода. Таким образом, если неразумные птицы, отделенные таким пространством земли и водами моря, распознают естественным чувством малый труп и то, где он лежит; то насколько больше мы и все множество верующих должны устремляться к Тому, молниеносное сияние Которого исходит на Востоке и бывает видно даже на Западе! Но под мертвым телом, то есть πτῶμα, что на латинском языке выражается словом труп (cadaver), потому что оно падает (cadat) вследствие смерти, мы можем понимать страдания Христовы, к которым мы прививаемся, чтобы где только в Священном Писании не читается о них, мы согласно собирались и через них могли приходить к Слову Божию, как, например, следующее место: Пронзили руки Мои и ноги Мои (Пс. 21:17) и у пророка Исайи: Как овца, веден был Он на заклание (Ис. 53:7) и прочее тому подобное. Орлами же называются святые, юность которых обновилась, как орлиная (Пс. 102:5), и которые покрываются перьями и берут крылья, чтобы собраться к страданию Христову». Душа человека, живущего земной жизнью, подобна птенцу, зародившемуся и созревающему в скорлупе ЯЙЦА-тела. Если она боится временной смерти больше, чем Бога, может и не вылупиться никогда в вечную жизнь из своей уютной скорлупки. «Кто станет сберегать душу свою, тот погубит ее; а кто погубит ее, тот оживит ее. Сказываю вам: в ту ночь будут двое на одной постели: один возьмется, а другой оставится; две будут молоть вместе: одна возьмется, а другая оставится; двое будут на поле: один возьмется, а другой оставится. На это сказали Ему: где, Господи? Он же сказал им: где труп (в греческом оригинале св. апостол Лука поставил вместо πτωμα «труп», как у других Евангелистов, слово σωμα «тело»), там соберутся и орлы (в латинском переводе aquilae /аквиле/; в греческом оригинале ἀετοὶ /аэтэ/ - того же корня *héw, что и ЯЙЦО » (От Луки, 17:32-37).