ЗЕВАТЬ

« Назад

ЗЕВАТЬ  06.05.2019 10:58

ЗЕВАТЬ – надо ли крестить рот, когда зеваешь? Не суеверие ли это? – Этот вопрос вызывает горячие споры «на полях интернета» среди современных христиан, включая новые поколения священнослужителей и богословов. Чтобы найти разумное объяснение навыку крестить рот при зевке, надо обратиться к древним корням слова ЗЕВАТЬ и к тому первообразному представлению об устройстве носоглотки человека, которое живет в этих корнях. ЗЕВ, «отверстие, ведущее из полости рта в глотку; пасть», восходит к тому же праиндоевропейскому корнесловию, что и русские слова ЗИЯТЬ, РАЗИНУТЬ, РАЗИНЯ. Ранее было раз-зинуть, затем два звука /з/ слились в один. Глагол ЗИНУТЬ – тот же, что и ЗИЯТЬ, только называет он однократное действие. Разиней издревле дразнят того, кто не просто что-то пропустил или «прозевал», но того, кто «раззявил свою пасть», то есть раскрыл рот так, что «ворона влетит». То, что зияет, это брешь, дыра, которая разверзлась, открывая путь врагу внутрь крепости. Именно так этимологи реконструировали праиндоевропейский корень глагола ЗЕВАТЬ и других вышеназванных слов: *ghieh- - «зиять, разверзаться». Фонетические изменения, произошедшие в этом корне, видоизменили его на почве славянорусского языка. Начальное созвучие /гхи/ в разных словах обратилось не только в /з/, как в ЗЕВАТЬ, но и в /х/, как в однокоренных ХАЙЛО, ХАЯТЬ, ХАЛЯВА, ХАЛДА, ХЛЕБАТЬ, ХЛЕБ. В словаре Даля, где собраны живые великорусские слова середины 19 века, есть отдельная статья ХАЙЛО: «харло – устье русской печи; | переход из топки в оборот в голландской печи; |горло, рот, зев, пасть». – Слово зев выделено мною, чтобы подчеркнуть, что корнесловная связь между ЗЕВ и ХАЙЛО, а, следовательно, и между ЗЕВАТЬ и ХАЯТЬ в середине 19 века еще была жива в народных представлениях. Говоря об устье русской печи, надо сразу отметить родство этого слова с церковнославянским УСТНЕ, которое в тексте Библии встречается очень часто и ошибочно отождествляется с УСТА «губы», хотя славянский текст многократно и последовательно подчеркивает разницу между ЗЕВОМ-УСТНАМИ и устами-губами: «Положи́, Го́споди, хране́нiе устам (τῷ στόματί/то стомати/мои́м и две́рь огражде́нiя о устна́х (τὰ χείλη /та хэйли/)мои́х» (Псалом Давида, 14:3). Современный русский перевод этого стиха, как и многих других, где есть зев-устна и уста-губы, ошибочен: «Положи, Господи, охрану устам моим, и огради двери уст моих». – Все мы обращаемся к стоматологам, чтобы лечить ограждение устен: зубы. Для лечения самих устен-хэйли, то есть ЗЕВА, гортани, глотки и всей внутренней части речевого аппарата человека нужен другой врач: Ухо-горло-нос. В словарях синонимов, включающих слова говоров-диалектов русского языка, до сих пор приводятся доказательства древнейшего корнесловного родства слов ЗЕВ и ХАЙЛО (греческое хэйли): «Зев (fauces). Синонимы: варга, впадина, гайло, глотка, горло, гортань, зевло, отверстие, пасть, рот, углубление, хайло». Говоря об однокоренном с ЗЕВАТЬ «устье русской печи», упомянутом Далем, надо отметить, что перед устьем (устнами-хайлом-зевлом) находится внешняя часть «рта» печи: заслонка и шесток, исполняющие роль, аналогичную устам и зубам: «Шесток — площадка перед устьем русской печи. Шесток бывает открытым, закрытым и закрытым с двух сторон». Эти два образа - зевло русской печи и речевой аппарат человека – сходны не только этимологически, но и в своей сути. Зевло – это место приготовления хлеба животного, то есть пищи для тела, а зев и гортань с голосовыми связками – место приготовления хлеба насущного: пищи для души. Зевая, человек раскрывает голосовые связки, находящиеся внутри зева, пропуская внутрь большой глоток воздуха, то есть духовную силу. Зевок – это признак недостатка вдохновения, измождения и нехватки духа для дальнейшей жизни. Рассмотрим устройство зева – того священного места во рту, в котором дух человека облекается в звуковую плоть (артикулируется и оглашается голосовыми связками): 

Гортань

Надо отметить и физиологию зевков: человек раскрывает вход в трахею (дыхательную трубку), напрягая голосовые связки невольно, то есть без осознанного контроля за тем, какой дух входит в его внутренний мир. Разинув рот в зевке, разиня-ротозей становится беззащитным перед нападающими воздушными силами тьмы. Медики определяют ЗЕВОТУ как «бессознательный дыхательный акт, глубокий продолжительный вдох и быстрый выдох». В переносном смысле глагол ПРОЗЕВАТЬ означает в русской речи пропустить что-то важное: на мгновение потерять сознание как способность осознавать происходящее и управлять собой. Причина зевоты – нехватка воздуха, то есть чистого духа, вдохновляющего человека на труд и бодрствование. О причине древнего обычая крестить рот при зевоте повествует в первом томе «Добротолюбия» ученик Василия Великого и Макария Египетского Евагрий Понтийский (Εὐάγριος ὁ Ποντικός; 346—399): «Бесы же производят противоестественную и продолжительную зевоту, во время которой они, как бы сузив себя, проникают в рот зевающих и касаются внутренней полости его. Сам я до сего дня не понимал этого, хотя часто и страдал от подобной зевоты, но услышал об этом от святого Макария, который в качестве доказательства приводил мне то обстоятельство, что зевающие иноки обычно запечатлевают уста свои крестным знамением, согласно древнему и священному преданию. Это случается с нами потому, что мы не бдим и не бываем внимательны во время чтения и не помним о том, что читаем святые словеса Живого Бога». Древнегреческие слова, происходящие от одного корня с глаголом ЗЕВАТЬ и хранящие в себе корнесловное представление «раскрывать рот, отверзая глубокий проход для проникновения духа в образовавшуюся внутреннюю пустоту», часто используются в Священном Писании Ветхого Завета: «Кто хранит уста (στόμα /стома/) свои, тот бережет душу свою; а кто широко раскрывает свой рот (χείλεσιν /хэйлисин/ - от корня *ghieh- - «зиять, разверзаться», того же, что и в ЗЕВ), тому беда» (Притчи Соломоновы, 13:3). «Из у́ст (ἐκ στόματος /эк стоматос/ безу́мных же́зл досажде́нiя: устнѣ́ же му́дрых (χείλη δὲ σοφῶν /хэйли де софон/) храня́т их» (Книга притч Соломона, 14:3). Образ зевания как разевания пасти, разинутого рта, сохраняется во многих старинных русских словах, приводимых в Словаре Даля: «ХАЛДА … нахал, крикун, горлан... Халдить, беспутно браниться, нахальничать, кричать, драть горло. … Халдыга, халдыжник, халдыжничать, халдить. Халды-балды и халды-балды, пустословие, вздорные речи... Халомить, фаломить ряз. болтать вздор. Халом и об. халома, пустой враль. ХАЛКАТЬ вологодск. жадно есть, уплетать, глотать целиком. Как волк халкает! … Халко глотаешь, подавишься! ХАЛЯВА … *Вят. рот, пасть, зев, хайло, халявка. |… ХАМАТЬ сев. зевать. Что-то хамается, зевается, одолевает зевота». С большой вероятностью можно предположить, что «ветвенно» родственными глаголу ЗЕВАТЬ являются слова с корнем глух/глох, такие как глухой, глохнуть. Этимологи возводят эти слова к общеславянскому древнему корню *ghleu- /гхлеу/, весьма близкому по звучанию с *ghieh-. Зев действительно связан с ухом, а зевок - со слухом. Зевая, человек как будто глохнет и пропускает мимо ушей обращенные к нему слова. Потом так и говорят: «все прозевал». О связи слуха и зева, способности порождать и воспринимать речь, повествуется в Евангелии: «Привели к Нему глухого косноязычного и просили Его возложить на него руку. Иисус, отведя его в сторону от народа, вложил персты Свои в уши ему и, плюнув, коснулся языка его; и, воззрев на небо, вздохнул и сказал ему: «еффафа́», то есть: отверзись. И тотчас отверзся у него слух и разрешились узы его языка, и стал говорить чисто» (От Марка, 7:32-35). К корню ghieh- /гхиэх/ восходят такие слова, как санскритское विजिहीते /vijihIte/ «разверзаться, раскрываться надвое»; древнегреческие χαίνω «разверзаться», χάσκω «зевать», χάσμα /хасма/ «пропасть», χῆλος /khêlos/ «сундук, ларец», ХАОС (χάος от χαίνω — «раскрываюсь, разверзаюсь», χείλη /(к)хэйли/ «челюсти, верхняя и нижняя части ротовой полости»; английские gap «отверстие в стене, брешь», gape «зевок», gasp /гэсп/ «последний вздох перед смертью». В связи с корнесловным образом ЗЕВА как «раскрытой пасти» или «разверзаемой бездны» надо особо сказать о хаосе. Здесь главную роль играет современное математическое представление об этом явлении. С точки зрения математики, хаос представляет собой «апериодическое детерминированное поведение динамической системы, крайне чувствительное к начальным условиям. Бесконечно малое возмущение граничных условий для хаотической динамической системы приводит к конечному изменению траектории в фазовом пространстве». Попросту говоря, малейшее изменение артикуляции внутри однокоренного с хаосом зева-речевого аппарата приводит к конечному изменению звукового облика произносимого слова. Качество и форма речи зависит от малейших изменений в артикуляции звуков внутри гортани, зева и ротовой полости. Почему это важно? – Потому что разные голоса, а за ними и разные внешние языки-наречия зародились именно в глотках строителей Вавилонской башни. Сойдя и смешав «устне» людей, Господь даже не привнес хаос в их речь, а просто немного изменил порядок сокращения мышц речевого аппарата в момент порождения речи у будущих разных народов. Это значит. Что единый образный язык Богообщения и внутреннего общения человека с самим собой (мышления) остался у всех народов прежним, а вот способность сливать и изливать мысли в звуках речи стала качественно различной. Что же из этого следует? – То, что в последние времена для единомысленного и единогласного воссоединения во Христе и спасения человечеству надо перейти в своем Богообщении, в мышлении и в международном общении на свой исконный язык святых икон – простых образцов истинных отношений, которые сокрыты в древних корневых звукосочетаниях и едины для всех языков мира. Это единственный путь к исцелению от Вавилонского смешения и к приведению современного хаоса мыслей, чувств и отношений в единый порядок: к мирному единомыслию и согласию. В церковнославянском тексте греческое χείλη /хэйли/, родственное нашему ЗЕВ/ЗЕВАТЬ, переводится именно как УСТНЕ, а στόμα /стома/, происходящее от иного корня, переводится как УСТА. В русских же переводах и χείλη, и στόμα без разбора везде называют устами, путая не просто глотку и зев с губами с зубами, но проход в душу с воротами, защищающими этот проход. Вот, к примеру, современный перевод: «В устах глупого – бич гордости; уста же мудрых охраняют их». – Вместо «ἐκ στόματος /эк стоматос/ - «из уст» почему-то пишут «в устах». Ведь «жезл досаждения», который переводчики почему-то назвали «бич гордости» - тот самый «грешный, лукавый и празднословный» язык, который находится внутри устен-зевла-хейли-хайла, и который некоторые люди не умеют держать за зубами. Необузданный язык, вырываясь из уст, наносит слушателям душевные раны. Греки так и перевели «бич гордости» с дернееврейского: бактриа убреос, буквально «палка для битья», или «жезл судьи для осуждения». То, что исходит из уст, может больно ранить других людей. Охраняют же внутренний мир говорящего на выдохе человека не губы, и даже не зубы, а более глубокие мощные внутренние двойные ворота-мышцы ЗЕВА: χείλη, преводимые в церковнославянском тексте Библии как «устне». Отверзать ЗЕВ для вдохновения духовной силой разумные люди доверяют только Богу: «Го́споди, устнѣ́ (χείλη /хэйли/ мои́ отве́рзеши (ἀνοίξεις /анойксис/ «отомкнешь»), и уста́ (στόμα /стома/) моя́ возвѣстя́т хвалу́ твою́» (Псалом Давида, 50:17). Перевод опять все путает: «Господи! отверзи уста мои, и уста мои возвестят хвалу Твою». Косноязычие, заикание или даже немота человека (мутизм) часто вызываются не дефектами мышц, а именно душевной немощью: нарушением навыка управлять напряжением и расслаблением мышц зева на выдохе при произнесении слов. У страдающих гугнивостью людей происходит непроизвольный спазм мышц зева, порождающий нечленораздельные звуки вроде мычания. Небрежение переводчиков к корнесловному различию устен-зева и уст-губ внесло большую путаницу в современные представления о природе различий между мировыми языками. Я имею ввиду повествование о Вавилонском столпотворении. Древнееврейский, древнегреческий и церковнославянский тексты, повествуя о причинах возникновения разных языков и народов, рисуют одну картину, а современный русский перевод – совсем другую. В церковнославянском тексте книги Бытия читаем: «И бѣ́ вся́ земля́ устнѣ́ (χεῖλος /хэйлос/) еди́нѣ, и гла́съ (φωνὴ /фони/) еди́н всѣ́мъ» (Книга Бытия, 11:1). Древнегреческий и церковнославянский текст ясен: звуки гласа (голоса)-фони зависят от порядка напряжения и расслабления мышц ЗЕВА-устен-хэйлоса, включающих голосовые связки. Если «устне едины», то и «глас един всем». ЗЕВ-хэйлос в этом тексте упоминается как место порождения внешней речи: облечения духовных мыслей в материальные звуки голоса, произносящего слова. Голосовые связки неслучайно именуют связками: их напряжение связывает образы мыслимых представлений с произносимыми звуками. Образно говоря, книга Бытия повествует от том, что все люди на земле имели единый артикуляционный речевой аппарат и одну фонетику. Одни и те же мысли и образы вещей оглашались одними и теми же звукосочетаниями. Современный вольный перевод рисует несколько иную картину: «На всей земле был один язык и одно наречие» (Книга Бытия, 11:1). Увидев, что человечество, имея «глас един», единогласно приступило к самовольному самовозвеличиванию и утверждению своего имени на всей земле, Господь внес в ряды строителей Вавилонского столпа непреодолимые разногласия. Снизойдя со Господом, ангелы-вдохновители современных языков насадили в устнах людей разные навыки артикуляции и оглашения звуков речи. Это и привело к возникновению РАЗНОГЛАСИЙ между строителями: они стали по-разному артикулировать и оглашать согласные звуки своей речи. Высказывая одни и те же мысли разными звукосочетаниями, они перестали воспринимать речь друг друга как свою родную: «Сего́ ра́ди нарече́ся и́мя его́ смѣше́нiе (греч. Σύγχυσις /синхузис/, где хузис того же корня, что и хэйли-зев), я́ко (так как) та́мо смѣси́ (συνέχεεν /синехеен/) Госпо́дь устна́ (χείλη-зевы-хайла) всея́ земли́, и отту́ду разсѣ́я и́хъ Госпо́дь по лицу́ всея́ земли́» (Книга Бытия, 11:9). Перевод и здесь рисует иную картину: «Посему дано ему имя: Вавилон, ибо там смешал Господь язык всей земли, и оттуда рассеял их Господь по всей земле». Порядок сокращения мышц речевого аппарата (устне) можно смешать, поскольку это психический душевный навык, а дух повелевает душой. Язык же находится во устнах-зеве и действует как часть речевого аппарата, поэтому словосочетание «смешал язык» является бессмысленным. Главное – не осквернять свои устне, потому что это святое место порождения речи и воплощения духовных образов в звуковые. Будет вместо зевков и раскрытого хайла бережливая святость во устнах, тогда и язык, и уста будут произносить не богохульства, а благословения. Даже самая правильная и благозвучная внешняя речь, обильно льющаяся из нечистого сердца и озвучиваемая от скверных устен, - лицемерие, грех и мерзость перед Богом. Об этом предупреждает сам Иисус Христос: «Потом спрашивают Его фарисеи и книжники: зачем ученики Твои не поступают по преданию старцев, но неумытыми руками едят хлеб? Он сказал им в ответ: хорошо пророчествовал о вас, лицемерах, Исаия, как написано: люди сии устнами Меня чтут ( в оригинале χείλεσίν /хэйдесин/ - «зевом, ртами», в славянском тексте – устнами, а в русском современном переводе – устами, то есть «губами, устной речью»), сердце же их далеко отстоит от Меня, но тщетно чтут Меня, уча учениям, заповедям человеческим. Ибо вы, оставив заповедь Божию, держитесь предания человеческого, омовения кружек и чаш, и делаете многое другое, сему подобное. И сказал им: хорошо ли, что вы отменяете заповедь Божию, чтобы соблюсти свое предание? Ибо Моисей сказал: почитай отца своего и мать свою; и: злословящий отца или мать смертью да умрет. А вы говорите: кто скажет отцу или матери: корван, то есть дар Богу то́, чем бы ты от меня пользовался, тому вы уже попускаете ничего не делать для отца своего или матери своей, устраняя слово Божие преданием вашим, которое вы установили; и делаете многое сему подобное. И, призвав весь народ, говорил им: слушайте Меня все и разумейте: ничто, входящее в человека извне, не может осквернить его; но что исходит из него, то оскверняет человека» (От Марка, 7:5-15).

См. голос, фон, язык.