ЗРЕЛЫЙ

« Назад

ЗРЕЛЫЙ  04.09.2017 22:13

ЗРЕЛЫЙ - от древнего корня *g(h?),er «стареть, дряхлеть». От этого же корня происходит слово зерно «семя растения, содержащее в себе зародыш нового поколения его рода». Корнесловно зрелый – это «успешно прошедший путем зерна: от воплощения зародыша до смерти плода, начинающей жизненный путь нового поколения зерен». Несомненно однокоренным является также древнегреческое γέρον (герон) «старик» и современное уважительное γεροντα (геронта) «старец, старейшина, старший». Соответственно, геронтология корнесловно является названием науки не просто о старости, а о созревании и зрелом возрасте человека. К этому же корню восходят санскритское जरठ (jaraṭhaḥ) «старик»; английские corn «кукуруза» и grain «зерно, семя». Вопреки утверждениям современных российских этимологов, следует допустить родство слов зреть «становится старым, дряхлым» (возводят к особому корню *gh,er) и зреть «видеть» (возводят к другому корню *gh,er). Основанием моего предположения является тесная связь обоих современных слов с образом горения (глагол гореть этимологи возводят еще к одному, якобы отдельному от *gh,er и *gh,er индоевропейскому корню g'her с призвуком «у», что тоже весьма сомнительно). Без горения и производных от него тепла и света не может быть ни созревания зерна, ни зрения (во тьме и холоде ни зги не видно). Если это предположение о едином корнесловном образе зрелости, зрения и горения верно, (то, что горит, греет и способствует созреванию, а также светит и способствует зрению), то однокоренным словом со зрелый является также санскритское ज्वल् (дживал) «гореть» जीव (джива) «душа». Принимая это родство, следует вновь обратиться к данным современной научной этимологии, утверждающей неоспоримое единство корня санскритской дживы и русских слов душа и жизнь (!). В русском языке прочная связь представлений о горении и свете отражается в устойчивых словосочетаниях: свет горит, а тот свет, который светит и не греет – ложный, мертвый. Образ светлого, правильно живущего человека в нашей культуре – это горящая свеча. Созревание любого плода, в том числе живущего человека, предполагает горение: выделение душевного тепла и света, которое и есть жизнь. Об этом говорится и в Священном писании: «Вы – соль земли. Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленою? Она уже ни к чему негодна, как разве выбросить ее вон на попрание людям. Вы – свет мира. Не может укрыться город, стоящий на верху горы. И, зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме. Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного» (От Матфея, 5:12-16). Достигнув совершенной человеческой физической, душевной и духовной зрелости в возрасте 33 лет, Иисус Христос уподобил себя зерну, добровольно падающему в землю, чтобы принести многий плод: «Иисус же сказал им в ответ: пришел час прославиться Сыну Человеческому. Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода. Любящий душу свою погубит ее; а ненавидящий душу свою в мире сем сохранит ее в жизнь вечную. Кто Мне служит, Мне да последует; и где Я, там и слуга Мой будет. И кто Мне служит, того почтит Отец Мой. Душа Моя теперь возмутилась; и что Мне сказать? Отче! избавь Меня от часа сего! Но на сей час Я и пришел. Отче! прославь имя Твое. Тогда пришел с неба глас: и прославил и еще прославлю» (От Иоанна, 12:23-28).

См. пшеница, семя, слава.