Журнал "Глаголъ"

СИЛА СЛОВА читать дальше

Внутреннее слово (ένδιάθετος λόγος /индиастетос логос/) есть «…движение души, происходящее в разуме без внешнего выражения». 

МОЕ СЛОВО – ЗАКОН? читать дальше
МОЕ СЛОВО – ЗАКОН?

Все мы одарены величайшим даром слова, который отличает высказывания человека от лая собак, рычания львов, или пения птиц. Кто одарил людей этим даром: мать-природа, или Творец природы и людей Господь Бог? Споры об этом ведутся со времен ранней античности. У каждого человека есть своя логика, которая строится из слов-логосов во внутренней речи. Внутренняя логика поступков и отношений предопределяет цели причины поступков, обосновывает причины поведения. Логика поведения слагается из логических построений – словосочетаний. Она словесна. Это значит, что внутренние слова-логосы человеческого лексикона (словарного запаса) управляют поведением, называя определяемые цели и мотивируя поступки. Чей закон приводится в действие каждым словом моей внутренней речи: мой человеческий, или Божий? 

СУТЬ СЛОВА-ИМЕНИ И ЭНЕРГИЯ СЛОВА-ГЛАГОЛА читать дальше

Каждое слово в нашем лексиконе может исполнять роль как имени существительного, так и глагола.  Например, имя существительное СЕРДЦЕ означает в лексиконе средоточие, сердцевину организма. В форме глагола это слово звучит как СЕРДИТЬ (СЯ). Замечает ли современный носитель русского языка эту единую суть, единосущность имени, называющего центральный орган организма, и глагола, означающего эмоциональное расстройство? К сожалению, под влиянием многолетнего школьного и вузовского штудирования формально-грамматических правил русского языка это жизненно важное ведение единства глагола СЕРДИТЬ(СЯ) и имени существительного СЕРДЦЕ утрачивается. 

О ХЛЕБЕ НАСУЩНОМ читать дальше
О ХЛЕБЕ НАСУЩНОМ

Чем отличается, и отличается ли насущный хлеб, о котором мы просим Господа в молитве «Отче наш», от вещественного хлеба, потребляемого за обедом? – Отличие в имени прилагательном, точнее, в том образе, который сокрыт в древнем корне имени прилагательного НАСУЩНЫЙ. В евангельском древнегреческом тексте молитвы «Отче наш» - «Патер имон» - вместо «насущный» звучит слово «эпиусион». Русская приставка НА- и греческая ЭПИ- хотя разнокоренные, но по основному образу, скрытому в их корнях, сходные. Это образ «наложения сверху; надстройки», как в словах «надпись» или, по-гречески, «эпиграф».