АКУСТИКА И ПСИХИКА

АКУСТИКА И ПСИХИКА

 Акустика в современной науке рассматривается как учение о звуке, то есть о волнах плотности в газах, жидкостях и в твёрдых телах, слышимых человеческим ухом (диапазон от 16 Гц до 20 кГц). В более широком смысле ученые рассматривают акустику как «науку, изучающую свойства упругих колебаний и волн от низких частот (условно от 0 Гц) до предельно высоких частот 1012 — 1013 Гц, их взаимодействия с веществом» (Википедия). Термин акустика также используется применительно к системам звуковоспроизводящей аппаратуры. В основном изучают физическую акустику, то есть взаимодействие звуковых волн с веществом. Помимо нее также различают биологическую, музыкальную и психологическую акустику. Как разновидности физической рассматривают также архитектурную, инженерную, медицинскую и речевую акустику.

 К сожалению, увлекаясь физикой, современное научное сообщество и система образования совсем не рассматривают ту разновидность акустики, которая, по-моему, является основной и наиболее существенной для выживания и благополучия человека: метафизическую акустику. Игнорируется очевидный и известный каждому взрослому человеку из собственного опыта факт: все житейские волнения и колебания зарождаются не извне, а от метафизических внутренних духовных причин. Способность слышать (аудировать) физические звуки, а также воспринимать вещи всеми пятью органами чувств; разбираться в музыке, живописи, винах и гастрономии; глубоко и верно понимать речевые метафоры, аллегории, притчи и стихотворные произведения более зависит от состояния души и духа человека – от сердца как органа метафизического мировосприятия. Главный вопрос метафизической акустики связан не с вещественной природой как творением, а со способностью слышать Творца – звуки Небесных сфер и Глас Божий. Подобно тому, как художник выразил свои мысли у чувства в картине, Творец воплотил Свой замысел, Свою любовь и Волю в природе. Природные явления и события вещественного мира – обращение Бога к душе, сердцу и уму человека. Главный вопрос метафизической, собственно человеческой акустики заключается даже не в способности слышать неслышимое внешними органами чувств, а в том, хочет ли и стремится человек обращать внимание и прислушиваться к «музыке Небесных сфер» - Гласу Божию, ежедневно звучащему в голосах природы и пророческой речи поэтов, художников, композиторов; вдохновенных ученых, преподавателей и священнослужителей:

«В заботах суетного света

Он малодушно погружен;

Молчит его святая лира;

Душа вкушает хладный сон,

И меж детей ничтожных мира,

Быть может, всех ничтожней он.

Но лишь божественный глагол

До слуха чуткого коснется,

Душа поэта встрепенется,

Как пробудившийся орел.

Тоскует он в забавах мира,

Людской чуждается молвы,

К ногам народного кумира

Не клонит гордой головы…» (А.С. Пушкин, из стихотворения «Поэт»,1827).

 

 Одни люди спокойно и крепко спят «хоть из пушки стреляй», а другие в таких же условиях требуют сначала колыбельного пения, а потом – полной тишины (прекращения звуковых колебаний). Одни воспринимают веселый смех как благозвучную музыку, а другие – как сигнал к началу боевых действий. Один человек, слыша раскаты грома, пишет «Люблю грозу в начале мая, когда весенний первый гром…», а другой при звуках той же грозы впадает в оцепенение от животного страха.

Классификация акустики в современной науке графически отражена на созданном учёным-акустиком Робертом Линдси (Robert Bruce Lindsay) «колесе акустики Линдси» (https://acoustics.byu.edu/content/what- acoustics). В нём выделены четыре сектора акустических научных исследований: Науки о жизни, Науки о Земле, искусство, техника:

 Психика и акустика

 Важно отметить, что дважды в этом графическом «колесе» повторяется название только одной научной области, которая находится на границе между точными науками и «Искусствами» (на схеме Arts «искусства», в сектор которых помимо Психологии включены Речь, Музыка и Изобразительные искусства». Линдси, а вслед за ним и большинство современных ученых-акустиков рассматривают Психологию и как одну из «наук о жизни» (Life sciences) наряду с медициной, и как одно из «искусств» (Arts). Науки изучают Творение, а искусство – творит. Прежде всего, воспринимающий акустические волны и колебания человек – это поэт Бога-Творца, а затем уже ученый исследователь Творения. Пушкин говорит о «чутком слухе» поэта как об особом органе внутренних чувств, который наделяет людей способностью воспринимать «божественный глагол». Здесь и начинается метафизика, то есть «сверхфизика»: соприкосновение и общение духовного мира с материальным. Метафизическая акустика – это восприятие духовного мира не только внутренним «чутким слухом поэта», но и другими органами внутренних чувств. Поэту как пророку Божию необходим тонкий художественный вкус. Еще поэта называют «человеком без кожи», поскольку он наделен тонким чувством обостренного восприятия чужой боли и страданий. Поэтически мысливший писатель Лев Толстой после прочтения «Что делать?» назвал автора этого романа-прокламации «дурно пахнущим господином». В метафизическом мире акустика становится учением о волнениях и колебаниях человеческой души, которая подвергается духовным воздействиям. В Третьей книге Царств Ветхого Завета описано тактильное восприятие человеком Гласа Божьего – не звуковой волны, а веяния тихого ветра, «Глас хлада тонка и тамо Господь»: «И сказал: выйди и стань на горе пред лицем Господним, и вот, Господь пройдет, и большой и сильный ветер, раздирающий горы и сокрушающий скалы пред Господом, но не в ветре Господь; после ветра землетрясение, но не в землетрясении Господь; после землетрясения огонь, но не в огне Господь; после огня веяние тихого ветра, и там Господь» (3 цар, 19: 10-12).

 Современный термин акустика происходит из древнегреческого языка. В переводе на древнегреческий слово СЛУХ звучит как ακοή /аку/, ранее /акое/ - от глагола ἀκούω /акуо/ «слышать». Называя одно и то же, греческий «аку» и русский «слух» происходят от разных корней. В этих корнях кроются образы представлений об акустике. Два древних корня слова ἀκούω /акуо/ связаны с образами остроты и глубины восприятия: 1) *heḱ- «острый» и 2) *hew- «воспринимать, внимать». Сочетаясь, эти образы порождают представление об акустике как об обостренном внимании, то есть о проникновении волн и колебаний внутрь, во внутренний мир, в сердце человека. Здесь уместно вспомнить Евангельский стих, указывающий на причины духовной глухоты и невосприимчивости людей к Гласу Божьему:

«Почему вы не понимаете речи Моей? Потому что не можете слышать (ἀκούειν /акуин/) сло́ва (λόγον/логон/) Моего» (От Иоанна, 8:43); и далее, там же, в Евангелии от Иоанна:

«да сбудется слово Исаии пророка: Господи! кто поверил слышанному (ἀκοῇ) от нас? и кому открылась мышца Господня? Потому не могли они веровать, что, как еще сказал Исаия, народ сей ослепил глаза свои и окаменил сердце свое, да не видят глазами, и не уразумеют (νοήσωσιν /ноесосин/ сердцем, и не обратятся, чтобы Я исцелил их» (12:38-40).

Ученые люди руководствуются в изучении акустике не сердцем, а только умом-νοήσ/нус/. Они охотно выявляют, изучают и утверждают в умах учащихся физические законы природных акустических колебаний и волн на вещество. Метафизический закон воздействия акустических колебаний и волн, вызываемых Гласом и Словом Божьим, на сердца людей учеными игнорируется. Причина, названная Христом, одна: неверие и духовная слепота как свойство окамененных сердец. Услышать Глас Божий и с любовью воспринять истинную красоту сотворенного Творцом мира можно только умягченным сердцем. Метафизическая акустика возможна только после умягчения окаменевших сердец и зарождения истинной живой веры. Имеет ли изучение и обучение детей метафизической акустике прикладную ценность и значение для экономики, народного хозяйства? – В сопоставлении с физической акустикой, вряд ли. Чтобы обратиться к Богу за исцелением от смертельно опасной болезни окаменения человеческого сердца, надо бы прислушаться не только к научным экономическим расчетам, но и к голосам поэтов-пророков Божьих. К примеру, к строкам Г.Р. Державина:

Не внемлют! видят - и не знают!

Покрыты мздою очеса:

Злодействы землю потрясают,

Неправда зыблет небеса.

Цари! Я мнил, вы боги властны,

Никто над вами не судья,

Но вы, как я подобно, страстны,

И так же смертны, как и я.

И вы подобно так падете,

Как с древ увядший лист падет!

И вы подобно так умрете,

Как ваш последний раб умрет!

Воскресни, боже! боже правых!

И их молению внемли:

Приди, суди, карай лукавых,

И будь един царем земли! (Из стихотворения «Властителям и судиям» 1780).

 

Державин неслучайно дважды повторяет глагол внимать: сначала по отношению к земным «властителям и судиям», а затем – к Богу. Корнесловно внимание представляет собой «имание внутрь», то есть восприятие мира пятью органами чувств – акустику. Результатом внимания является совершенный вид действия по глаголу внимать – внятие, «ятие внутрь». Чужое становится своим – усваивается. Психическому процессу внимания посвящено множество исследований и монографий психологов. Одним из главных условий успешного внятия, то есть усвоения внимаемой информации, психологи дружно называют сосредоточенность или концентрацию. Тот, кто внимает сосредоточенно, успешен, а человек отвлекающийся, рассеянный бывает глух и невосприимчив. Выявление этой закономерности, по-моему, предполагает и следующий шаг по направлению к метафизической акустике и духовной сути всякого внимания. Этот психический процесс двусторонен. Когда поэт воспринимает «слухом чутким божественный глагол», его внимание к суетным вопросам мирской светской жизни существенно слабеет. Тот, кто внимателен к Гласу Божьему, вряд ли будет уделять большое внимание шуму толпы, общественным голосованиям и доводам ученых рационалистов. Вера и любовь иррациональны, как, впрочем, и весь метафизический непостижимый для человеческого ума духовный мир. Здесь уместно будет обратиться к древним корням русского слова, переводимого как акустика – слух, слушание, слышание. Этимологи указывают на древний корень этих слов *ḱlew- «слыть», тот же, что и в славить, слава: «Слух обо мне пройдет по всей Руси Великой…» (А.С. Пушкин). Во время прославления человеком Бога происходит метафизическое слияние двух потоков энергий: энергия Слова и Гласа Божия сливается воедино с исходящей из глубины человеческого сердца энергией любви ко Господу. Это происходит во время святых молитв, в особенности, во время благодарственных молитв святых людей ко Господу. Искренний возглас «Слава Богу!», «Слава Тебе, Господи!» - это наиболее частое в повседневной жизни проявление метафизической акустики: пение души, обращенное от земли к Небу. Если физические звуки этого возгласа содержат в себе метафизическую акустику веры и любви, ответом бывает или тихий, или слышимый внешним слухом Глас Божий. Кого славим, с тем и сливаемся в единую «энергосистему» в духовном мире. Образцы такого слияния божественной энергии с энергией человеческого духа приводятся в Евангелии:

«Отче, прославь Твое имя. Раздался тогда голос с неба: и прославил и еще прославлю. Народ же, стоявший и слышавший (ἀκούσας /акусас), говорил: это гром. Другие говорили: ангел говорил с Ним. Ответил Иисус и сказал: не для Меня голос этот, но для вас» (От Иоанна, 12: 28).