СЛАВА ОТЦУ И СЫНУ И СВЯТОМУ ДУХУ!

СЛАВА ОТЦУ И СЫНУ И СВЯТОМУ ДУХУ!

В словарной статье «Глагола» о СЛАВЕ указано, что, по данным ученых-этимологов это слово восходит к древнему корню k'lu/k'leo-, тому же что и в древнегреческом κλύω /клуо/ «слышать, внимать, усваивать»; в санскритских श्रुति (śruti «шрути») «услышанное» и श्रवस् («шравас»), «слава, звук»; в русских слыть и слух.

Нет, весь я не умру — душа в заветной лире

Мой прах переживет и тленья убежит —

И славен буду я, доколь в подлунном мире

Жив будет хоть один пиит.

Слух обо мне пройдет по всей Руси великой,

И назовет меня всяк сущий в ней язык,

И гордый внук славян, и финн, и ныне дикой

Тунгус, и друг степей калмык.

А.С. Пушкин, из стихотворения «Памятник», 1836.

«Ваши слова, да Богу в уши!» - так принято говорить в ответ на добрые слова и пожелания в свой адрес. Русскому человеку издревле важно не столько быть у всех на слуху, то есть прославленным среди других людей, сколько достичь того, чтобы имя его было услышано Богом в чьих-либо молитвах о спасении его грешной души. Наше не всегда осознанное стремление обрести доброе имя у Господа – евангельское:

«Семьдесят учеников возвратились с радостью и говорили: Господи! и бесы повинуются нам о имени Твоем. Он же сказал им: Я видел сатану, спадшего с неба, как молнию; се, даю вам власть наступать на змей и скорпионов и на всю силу вражью, и ничто не повредит вам; однако ж тому не радуйтесь, что духи вам повинуются, но радуйтесь тому, что имена ваши написаны на небесах. В тот час возрадовался духом Иисус и сказал: славлю (ἐξομολογοῦμαί /экзомологумэ/) Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл младенцам. Ей, Отче! Ибо таково было Твое благоволение» (От Луки, 10: 17-21).

В древнем славянском изводе Евангелия слова Христа переведены с древнегреческого более точно. Вместо современного «СЛАВЛЮ» написано «исповѣ́даютися», то есть «исповедаю себя Тебе, Отче». Это и есть точный буквальный перевод греческого экзомологумэ, где экзо – это «из» омо – «едино» лого – «излагаю» мэ – «себя». Получается «Изливаю свое сердце перед Тобой»; «Что у меня на сердце, то и на языке – едино!». В Церкви таких подобных Христу святых людей, которые под угрозой страшных мук и гибели изливали в своих проповедях любовь к Богу, которая переполняла их сердца, называют исповедниками – экзомологами. Такими преподобными были. К примеру, Максим исповедник (по-греческиΜάξιμος ὁ Ὁμολογητής /Максимус о Омологитис/ (580-662), Павел Исповедник, патриарх Константинопольский (скончался в 350 году), Васи́лий Испове́дник (Βασίλειος ὁ Ὁμολογητής, ? — ~ 750) — византийский монах, сподвижник Прокопия Декаполита, прославленный на Руси под именем Василия Декаполита. Чин исповедников-экзомологов, в отличие от ученых этимологов, является особым особым ликом святых в христианстве. Изначально к числу прославляемых церковью в этом лике причислялись те, кто открыто исповедовал христианскую веру во время гонений и сам был гоним, но не претерпел мученической смерти. Эти люди в века гонений за веру от всего сердца изливали свою великую любовь ко Господу, прославляя Его в своих святоотческих «Словах», дошедших до наших дней. В русском языке с тех пор живет устойчивое словосочетание: сердечные излияния. Сердце человека – священный сосуд, а поток слов настоящей любви, льющийся из него – это и есть СЛАВА в прямом и истинном корнесловном смысле:

«Порождения ехиднины! как вы можете говорить доброе, будучи злы? Ибо от избытка сердца говорят уста. Добрый человек из доброго сокровища выносит (ἐκβάλλει /экбаллей/) доброе, а злой человек из злого сокровища выносит злое. Говорю же вам, что за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда: ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься» (От Матфея,12:34-37).

Льющийся поток любви – это не только СЛАВА, но и этимологически однокоренное, то есть происходящее от того же древнего корня k'lu/k'leo- «слыть» СЛОВО. Каждое слово, произносимое людьми от полноты сердца – не праздное, не пустое. Оно является горячей лавой – потоком созидательной энергии любви или разрушительной ненависти. Древнегреческое ἐκβάλλει /экбаллей/ буквально переводится как «износит». По-русски так же: все слова, которые мы произносим, износятся из наших сердец и проносятся сквозь гмозг – через фильтр ума. От любви, бывает, теряют голову, и тогда исполненные СЛАВЫ слова льются прямо от сердца – бездумно и без страха быть осужденным, как у святых исповедников-экзомологов.

В восстановленном этимологами древнем корне k’lu/k'leo- «слыть», по-моему, есть две составные части – два более простых древнейших корня единого праязыка человечества: 1) kь- «со», образ соединения, связи; 2) lь- «лить», образ льющегося потока. Сочетание этих корней порождает единое представление о СЛАВЕ, СЛОВЕ, ЛОГОСЕ, а следовательно, об экзомоЛОгии-исповедничестве: соединение нисходящего с Неба в сердце человека и восходящего от сердца исповедника к Богу потоков любви. Откуда это представление о СЛАВЕ и СЛОВЕ как о соединении льющихся потоков? – Из славянского языка, в котором в древности помимо приставочных глаголов слыть, плыть был бесприставочный глагол ЛЫТИ, который на русской почве преобразовался в ЛИТЬ. До сих пор в северных говорах лед на реке называют «сулоем», а в украинском языке сало называют словом лой – наливное, вот и называют так. Слово слыть/слой тоже происходит от корня k’lu/k'leo- «слыть», подобно закономерному древнему чередованию звуков /ы/ и /оw/ в однокоренных словах плыть и пловец (под сильным динамическим ударением звук /о/ переходит в /а/: плавать: как в слыть – словущий - слАва).

Итак, корнесловно СЛАВА представляет собой сердечное излияние, поток исходящей их сердца любви к тому, кого славишь. Часто этот поток проявляется и физически – в виде льющихся чистых слез: той соли, в которой сердечное тепло соединяется со светом в очищающем пламени подобно Неопалимой купине. Любовь славящего горит и не сгорает, согревая, очищая и просвещая своим огнем весь этот мир:

«И вот, женщина того города, которая была грешница, узнав, что Он возлежит в доме фарисея, принесла алавастровый сосуд с миром и, став позади у ног Его и плача (κλαίουσα /клэуса/ «плачущи». Так еще греки называют плакучую иву), начала обливать ноги Его слезами (δάκρυσιν /дакрусин/)и отирать волосами головы своей, и целовала ноги Его, и мазала миром. Видя это, фарисей, пригласивший Его, сказал сам в себе: если бы Он был пророк, то знал бы, кто и какая женщина прикасается к Нему, ибо она грешница. Обратившись к нему, Иисус сказал: Симон! Я имею нечто сказать тебе. Он говорит: скажи, Учитель. Иисус сказал: у одного заимодавца было два должника: один должен был пятьсот динариев, а другой пятьдесят, но как они не имели чем заплатить, он простил обоим. Скажи же, который из них более возлюбит его? Симон отвечал: думаю, тот, которому более простил. Он сказал ему: правильно ты рассудил. И, обратившись к женщине, сказал Симону: видишь ли ты эту женщину? Я пришел в дом твой, и ты воды Мне на ноги не дал, а она слезами облила Мне ноги и волосами головы своей отёрла; ты целования Мне не дал, а она, с тех пор как Я пришел, не перестает целовать у Меня ноги; ты головы Мне маслом не помазал, а она миром помазала Мне ноги. А потому сказываю тебе: прощаются грехи её многие за то, что она возлюбила много, а кому мало прощается, тот мало любит. Ей же сказал: прощаются тебе грехи. И возлежавшие с Ним начали говорить про себя: кто это, что и грехи прощает? Он же сказал женщине: вера твоя спасла тебя, иди с миром» (От Луки, 7: 37-50).

Древнегреческое причастие κλαίουσα /клэуса/ «плачущи» происходит от глагола κλαίω /клэо/ «лить слезы, рыдать». Этот глагол этимологи возводят к древнему корню, восстановленному ими в виде *ḱlew- «слышать» - по сути и по звуковому составу тому же, что и наше k’lu/k'leo- «слыть». Иначе говоря, древнегреческий плач, в том числе и жанр ритуального плача плакальщиц, восходит к тому же корню и первообразу, что и СЛАВА, СЛОВО, СЛУХ. Человек, плачущий от любви, СЛЫШИТ Глас Божий в глубине своего сердца, иначе не плакал бы! Всего одна чистая слезинка любви, невольно и безхитростно излитая из глаз при произношении такого привычного даже и для неверующих возгласа «Слава Богу!» может омыть и очистить нас от всякой греховной скверны. Об этом и говорит нам Слово Божие: «прощаются грехи её многие за то, что она возлюбила много». Что почувствовала плакавшая после этих слов Христа? – Великую радость и облегчение! Не после смерти, и не после Страшного суда она получила утешение, а прямо тогда, в тот момент, когда ее душевный крик был услышан Господом. Состояние Славы Божьей наполнило ее сердце прямо там и тогда – как мгновенный отклик Христа на ее блаженный плач о Нем.

Говоря о слезах, святитель Лука Крымский заметил:

«Смиренные легко плачут; гордые не плачут никогда. О чем же плачут смиренные? Какие слезы смиренных драгоценны пред Богом? Разве все слезы равны? Ведь люди нередко плачут слезами зависти, злобы, ненависти. Не об этом окаянном плаче слово Христово: оно о тех, кто плачет, помышляя о множестве своих грехов, об их давящей тяжести, о своей виновности пред Богом, о своем недостоинстве. Это печаль по Богу, о которой писал св. апостол Павел во Втором послании к Коринфянам (2 Кор. 7:10). Драгоценны пред Богом и слезы тех, кто не может выносить неправды мира, кто мучается и терзается, живя среди людей неистово развратных, как мучился праведный Лот, живя в Содоме. Вот если такие чистые слезы потекут из глаз наших, если терзается душа наша нашим собственным недостоинством, если терзается злом и неправдой мира, тогда блаженны мы, тогда сбудется над нами сказанное Христом: Блаженны плачущие, ибо они утешатся. Утешатся великим, вечным утешением у Бога» (Святой Лука Крымский, из «Бесед в дни Великого поста и Страстной седмицы. О блаженствах).

В православной христианской традиции слезы покаяния о грехах принято называть блаженным плачем. Многие старцы и простые православные христиане молят Бога о даре слезной молитвы:

 

И ангел запоздалый принёс подарок свой:

Лежала на ладони слезинка у него.

Склонив главу смиренно, он Господу сказал:

Увидел я, как грешник молился и стенал.

Молил он о прощении и плакал о грехах,

И вот его слезинка теперь в моих руках.

 

Была она похожа на райскую росу,

И радовался, глядя Господь на ту слезу,

И молвил в умилении Творец и Царь миров:

- Мне грешника слезинка дороже всех даров. (из песни Светланы Копыловой)

 

Человек начинает славить Бога своими поступками, когда он слышит Его призвание в своем сердце и откликается на этот призыв изменением поведения – отвращением ото лжи и возвращением к истине. Возглас «Слава Богу за все!», сопровождаемый слезами радости и облегчения, исходит из сердца после того, как Бог, услышав плачущего о грехах, любовью Своей очистит его душу и утешит его. Бог призывает человека к послушанию и к возврату на путь истины Словом Своим, то есть проповедью воплотившегося от Духа Истины и Марии Девы Сына Божия Иисуса Христа. Слушание, слышание Слова Божия и послушание ему становится началом Славы Отцу, и Сыну, и Святому Духу:

«И дали знать Ему: Матерь и братья Твои стоят вне, желая видеть Тебя. Он сказал им в ответ: матерь Моя и братья Мои суть слушающие слово Божие и исполняющие его» (От Луки, 8:20-21).

Жертвенная любовь к другим во Христе–Слове Божием, основанная на исполнении Воли Отца Небесного в Духе Истины, в древнегреческом тексте Евангелия называется словом ἀγάπη /АГАПЭ/. В древнегреческом языке есть четыре слова, называющих любовь и переводимых в славянском тексте Евангелия словом любовь: 1) агапэ «жертвенное дружелюбие» или «жертвенная любовь к ближнему», 2) στοργή /сторгэ/ «любовь, основанная на кровном родстве; родительская любовь к своим детям и детская любовь к своим родителям» 3) φιλέω /филео/ «увлечение дружбой, привязанность к другому», 4) ἔρως эрос «жажда блаженства в единении с другим». На первом месте как по значимости, так и по частоте употребления в древнегреческом тексте Евангелия стоит слово ἀγάπη /АГАПЭ/.

«Как возлюбил (ἠγάπησέν /эгапэсин/ - от АГАПЭ) Меня Отец, и Я возлюбил (ἠγάπησα /эгапеса/) вас; пребудьте в любви (ἀγάπῃ /агапэ/) Моей. Если заповеди Мои соблюдете, пребудете в любви (ἀγάπῃ /агапэ/) Моей, как и Я соблюл заповеди Отца Моего и пребываю в Его любви (ἀγάπῃ /агапэ/) . Сие сказал Я вам, да радость Моя в вас пребудет и радость ваша будет совершенна. Сия есть заповедь Моя, да любите (ἀγαπᾶτε) друг друга, как Я возлюбил (ἠγάπησα /эгапеса/) вас. Нет больше той любви (ἠγάπησα /эгапеса/), как если кто положит душу свою за друзей (φίλων /филон/) своих. Вы друзья Мои, если исполняете то, что Я заповедую вам» (От Иоанна, 15:9-14).

Итак, Слава Отцу и Сыну, «как возлюбил Меня Отец, и Я возлюбил вас» – это излияние любви-АГАПЭ, «как если кто положит душу свою за друзей (φίλων /филон/) своих». Как же тогда быть с третьей, единосущной и нераздельной равноспоклоняемой ипостасью Бога Троицы – Святым Духом? Является ли Слава Святому Духу АГАПОЙ? – Ответ кроется в древнем корне греческого слова ἅγιος/агиос/ «святой», который этимологи восстановили в виде *hyaǵ- с исходным значением «жертвенный, приносящийся в жертву богам» (!). И тут мне придется вновь сказать, «по-моему». Поскольку современная научная этимология относит АГАПЭ к словам с неясными древними корнями, приходится сказать, что по моему личному глубокому убеждению древнегреческие слова ἀγάπῃ /агапэ/ и ἅγιος/агиос/ «святой» являются однокоренными, то есть восходят к единому древнему корню *hyaǵ- «жертвенный». Этот корень есть и в санскритских словах आयत /áйāта/ «вездесущий», आयस्त /áйaстa/ «трудящийся» (все исполняющий). Отец возлюбил ((ἠγάπησέν /эгапэсин/) Сына Святым Духом (Άγιο Πνεύμα /Агио Пневма/), Которым же и Сын возлюбил (ἠγάπησα /эгапеса/) всех нас. Корнесловно Святой-АГИО и АГАПЭ-Любовь – одно! Все другие роды любви, филео, и сторгэ, и эрос, чисты и благодатны только тогда, когда в них дышит и их исполняет Собою агапэ – дыхание Агио Пневмы: Святого Духа, исходящего от Отца и дышащего в Сыне и Слове Божием. Без агапэ философия, филология, филантропия (человеколюбие) и филадельфия (братолюбие) теряют свою чистоту и жертвенность, то есть перестают быть Божьими и христианскими. Филантроп, философ, филолог и филадельф (братолюбец), действующий во имя и во славу себя-любимого, получает прославление награду от других людей, но рискует при этом стать жертвой нечистых духов:

«Блаженны вы, когда возненавидят вас люди и когда отлучат вас, и будут поносить, и пронесут имя ваше, как бесчестное, за Сына Человеческого. Возрадуйтесь в тот день и возвеселитесь, ибо велика вам награда на небесах. Так поступали с пророками отцы их. Напротив, горе вам, богатые! ибо вы уже получили свое утешение. Горе вам, пресыщенные ныне! ибо взалчете. Горе вам, смеющиеся ныне! ибо восплачете и возрыдаете. Горе вам, когда все люди будут говорить о вас хорошо! ибо так поступали с лжепророками отцы их. Но вам, слушающим, говорю: люби́те врагов ваших, благотворите ненавидящим вас, благословляйте проклинающих вас и молитесь за обижающих вас. Ударившему тебя по щеке подставь и другую, и отнимающему у тебя верхнюю одежду не препятствуй взять и рубашку. Всякому, просящему у тебя, давай, и от взявшего твое не требуй назад» (От Луки, 6:22-30).

Конец и Богу Слава! Аминь.

12.10.2020.