ЧАДО

« Назад

ЧАДО  22.02.2017 18:08

ЧАДО – от древнего корня*ken- «вновь появляться наружу», «вновь начинаться». Того же корня, что и начало, зачатие, кон, конец. «Неправедный пусть еще делает неправду; нечистый пусть еще сквернится; праведный да творит правду еще, и святый да освящается еще. Се, гряду скоро, и возмездие Мое со Мною, чтобы воздать каждому по делам его. Я есмь Альфа и Омега, начало и конец, Первый и Последний» (Откровение апостола Иоанна, 22: 11-13).  Чтобы начать жить как чадо Божие, надо прежде умереть для греха, окончив свою жизнь в качестве  исчадия диавольского: «Чáдца, никтóже да льсти́т вáс. Творя́й прáвду прáведник éсть, я́коже óн прáведен éсть. Творя́й грѣ́х от­ дiáвола éсть, я́ко испéрва дiáвол согрѣшáет. Сегó рáди яви́ся Сы́нъ Бóжiй да разруши́т дѣлá дiáволя. Вся́к рождéн­ный от­ Бóга грѣхá не твори́т, я́ко сѣ́мя егó в нéм пребывáет: и не мóжетъ согрѣшáти, я́ко от­ Бóга рождéн éсть. Сегó рáди явлéна сýть чáда Бóжiя и чáда дiáволя: вся́к не творя́й прáвды нѣ́сть от­ Бóга, и не любя́й брáта сво­егó». (Апостола Иоанна послание 1, 3: 7-10). Грех как отрицание Бога убивает в человеке чадо Божие, обращая бывшего сына в неверного раба. Возрождение чада и начало новой жизни возможно только после искреннего покаяния, добросовестного принятия своего рабства в отчем доме  и, главное, прощения блудного сына любящим Отцом: «Речé же емý сы́н: óтче, согрѣши́х на небо и пред тобóю, и ужé нѣ́смь достóин нарещи́ся сы́н твóй. Речé же отéц к рабóм сво­и́м: изнеси́те одéжду пéрвую и облецы́те егó, и дади́те пéрстень на рýку егó и сапоги́ на нóзѣ: и при­­вéдше телéц упитáн­ный заколи́те, и я́дше весели́мся: я́ко сы́н мóй сéй мéртвъ бѣ́, и оживé: и изги́блъ бѣ́, и обрѣ́теся. И начáша весели́тися» (От Луки, 15: 21-24). В отличие от блудного сына, послушный сын всегда пребывает со отцом и остается его чадом от начала и до конца. Сын, остающийся верным чадом, всегда терпит лишения и труды ради соблюдения заповедей отца, труднейшей из которых бывает заповедь любить заблудшего брата и прощать обиду своему отцу: «О́н же от­вѣщáв речé отцý: сé толи́ко лѣ́т рабóтаю тебѣ́, и николи́же зáповѣди твоя́ преступи́х, и мнѣ́ николи́же дáлъ еси́ козля́те, да со дрýги сво­и́ми воз­весели́л­ся бы́х: егдá же сы́н твóй сéй, изъяды́й твоé имѣ́нiе с любо­дѣ́йцами, прiи́де, заклáл еси́ емý телцá питóмаго. О́н же речé емý: чáдо, ты́ всегдá со мнóю еси́ и вся́ моя́ твоя́ сýть: воз­весели́тижеся и воз­рáдовати подобá­ше, я́ко брáт твóй сéй мéртв бѣ́, и оживé: и изги́бл бѣ́, и обрѣ́теся» (От Луки, 15:29-32).

См. покаяние, сын, центр.