ИДЕЯ

« Назад

ИДЕЯ  01.08.2018 19:45

ИДЕЯ – ученые-этимологи возводят это слово к индоевропейскому корню *weid- «видеть». От этого древнейшего корня происходит множество родственных древнегреческих слов, таких как εἴδω /эйдо, позднее - идо/ «видеть», потом «созерцать», ныне «ведать, знать»; εἴδωλον /эйдолон, затем идолон/ «видение, призрак», позднее «подобие, видимость», затем «мысленный образ, призрак», ныне «идол, кумир»; ιδεα «внешний вид, наружность», позднее «видимость, форма». Мифический Аид - Ἀΐδης /Аэйдос, затем Аидос/ буквально переводится как «безвидный», то есть погруженный во мрак. С легкой руки философа Платона в современной культуре это слово воспринимается носителями всех языков в значении «общий принцип», даже «суть». Платон высказал идею о том, что идеи – это чистые формы, прообразы вещей, нисходящие на материю свыше и оформляющие ее. Как заметила одна из современных исследовательниц философии Платона, если бы этот философ дожил до эры христианской культуры, он бы стал говорить не об идеях, а об иконах. В отличие от иконы идея – это только внешний вид вещи, ее видимость, то есть кажущееся правдивым искажение истины. Главное свойство всех идей заключается в том, что со временем они переходят из категории верных в категорию устаревших, опровергнутых развивающейся наукой при ближайшем и более точном рассмотрении вещей. Идеи как видимость истины лежат в основе человеческой логики, объясняющей причины происходящих событий, то есть порождают свои идеологии. В науке идеология (ιδεολογία – слово, введенное в обиход Платоном) до сих пор определяется именно как «совокупность взглядов», поскольку память о том, что идея – это видимость, кажущийся внешний вид рассматриваемых вещей, сохраняется в мировой культуре до сих пор. Психологи открыли в середине 20 века закономерное свойство человеческой психики, называемое «Предпочтение в пользу своего Я». Суть этой особенности наших взглядов заключается в том, что мы видим внешними очами не то, что есть, а то, что предпочитаем увидеть. Руководствуясь своими взглядами и интересами, человек всегда может легко оправдать себя и обвинить других во всех своих бедах и ошибках. Все древнегреческие и современные слова, происходящие от корня*weid- «видеть», вероятно, восходят к более древнему санскритскому однокоренному वेदन /ведана/ - изначально «ведение» (видение духовного мира внутренними очами), затем «ощущение, чувство», ныне «знание». Интересно, что в санскрите есть однокоренное с «ведана» слово वेधन /ведхана/, изначально означающее «проникновение внутрь», позднее «сверление, бурение скважин». Первообраз ИДЕИ – это проникновение из видимого внешнего мира в невидимый внутренний – в аид. Проникая во внутренний мир человека, идея может преобразовать его, придать его представлениям и взглядам новые формы. На этой способности идей проникать в умы и сердца людей строятся идеологические войны, пропагандистские кампании, рекламный бизнес и многие религиозные системы, связанные с медитацией и гипнозом (самогипнозом) – максимальным сосредоточением ума и чувств на идее «видимом образе вещи». Погрузившись в идею, человек перестает воспринимать окружающий внешний мир, уходит в себя и начинает общаться в своем внутреннем мире с теми идеями (видениями, призраками), которые там укоренились ранее. Однокоренным с ИДЕЕЙ является и название свода древних священных книг индуизма и буддизма: Веды -वेद, /véda/ «знание, учение» и Веданта - वेदान्त /vedānta/ «заключение ведения, вершина самопознания». Идея – внешний образ, видимый вид вещи, проникающий во внутренний мир человека путем видения (ведения) или воображения. Ее противоположность называется иным по происхождению словом ИКОНА – внутренний образ, исходящий из невидимого духовного мира и воплощаемый как видимое изображение. Те, кто путает эти два слова и считает их синонимами, относятся к православному почитанию святых икон как к идолопоклонству, а к идолопоклонству перед статуями и изображениями людей, зверей и фантастических тварей – как к поклонению святым иконам. Руководствуясь идеями, человек погружается из внешнего мира во тьму своих заблуждений и иллюзий. Руководимый святыми иконами, он, наоборот, пробуждается духом, выходит из греховной тьмы своих идеологических представлений и начинает непосредственно воспринимать в свете истины невидимые образы Царства Небесного. В Евангелии как на греческом, так и на славянорусском языке слово идея в его современных значениях отсутствует, но есть множество однокоренных родственных слов, означающих вид, видимость, видение. Например: «И вот, сделалось великое землетрясение, ибо Ангел Господень, сошедший с небес, приступив, отвалил камень от двери гроба и сидел на нем; вид его ( εἰδέα αὐτοῦ /идеа афту/) был, как молния, и одежда его бела, как снег» (От Матфея, 28:2). «И когда молился, вид лица Его (τὸ εἶδος τοῦ προσώπου αὐτοῦ (то эйдос ту просопу афту) изменился, и одежда Его сделалась белою, блистающею. И вот, два мужа беседовали с Ним, которые были Моисей и Илия; явившись во славе, они говорили об исходе Его, который Ему надлежало совершить в Иерусалиме. «Петр же и бывшие с ним отягчены были сном; но, пробудившись, увидели (εἶδον /эйдон/) славу Его и двух мужей, стоявших с Ним» (От Луки, 9:29-32).

См. грех, икона, образ.